воскресенье, 27 июня 2010 г.

Волшебные Очки.

clip_image001

Заканчивалась последняя четверть учебного года. Витек брел по дорожке городского парка, опустив голову и пиная ногой все, что попадалось: пустую банку из-под "колы", камешки, окурки. Настроение было прескверное, а все из-за этой Любки – вечно подсматривает, а потом бежит учительнице докладывать:
– А Витя окно в коридоре разбил! Витя Скворцов девчонок дохлой мышью пугал! Витька вам на стул хотел кнопку положить!
Людмила Васильевна прямо при ребятах в классе его ругает, родителей грозится вызвать, все над ним смеются. "Ну, да ничего, скоро летние каникулы, отдохну от них всех, надоели. А сегодня вообще достали со своей уборкой класса – давай, говорят, присоединяйся, надо класс отмыть пред каникулами, чтобы на будущий год другие третьеклассники в нем могли учиться. Что я им, уборщица какая? Пусть сами работают, а я лучше в парке погуляю".
От ходьбы и яркого солнца Витек совсем запарился в своем школьном костюме.
– Посидеть бы в тенечке, отдохнуть, мороженого поесть. А вон и лавочка в тени под деревом стоит. Правда, сидит на ней кто-то, но ничего, и мне места хватит.
На краешке садовой скамейки, прямо под большим кустом цветущей черемухи, сидел старичок. На нем была соломенная шляпа, одет он был в белый костюм, у его ног стояла сумка, из которой свисал пучок зеленого лука. Глаза старичка были закрыты, а голова откинулась на спинку скамейки.
– Спит, наверное, – подумал Витек и с размаху плюхнулся на лавку, швырнув на нее сначала свой ранец.
Старичок вздрогнул, открыл глаза и внимательно посмотрел на Витька. Затем полез во внутренний карман пиджака, не спеша достал оттуда черный блестящий футляр, раскрыл его и вытащил очки. Очки были с темными стеклами и какими-то странными толстыми дужками, золотистого цвета. Старичок не спеша нацепил очки на нос и посмотрел на Витька. В этих нелепых очках он настолько напоминал кота Базилио, что Витек не выдержал и прыснул от смеха.
– Так, так, та-ак, – протянул старичок. – Значит, прогуливаем, бездельничаем, а одноклассники твои за тебя должны столы и окна мыть в классе.
Витек открыл рот и так и остался сидеть, изумленно взирая на старичка. 
"Откуда он про меня знает?" – пронеслось у него в голове.
– Видишь вот эти очки? – спросил старичок, снимая их с носа и аккуратно укладывая в футляр. – Они не простые, а волшебные. Стоит их одеть, посмотреть на человека, и тотчас очки расскажут тебе о нем все. Может, ты обратил внимание, что дужки у них необыкновенные? Через них ты слышишь мысли того человека, на которого смотришь.
Он поднялся, наклонился, взял свою сумку с пучком лука и не спеша пошел прочь по дорожке, а Витек так и остался сидеть на скамейке с раскрытым от изумления ртом. Старичок пропал из виду, и Витек решил, что ему тоже пора идти домой. Он встал со скамейки, потянул за ремень свой ранец и хотел было уходить, как вдруг увидел на асфальте возле скамейки знакомый черный блестящий футляр.
Да, это были те самые очки, волшебные. Витек, хоть и был непослушным мальчишкой, но чужих вещей никогда не брал, и поэтому он, сжав футляр в руке, помчался по дорожке в направлении, куда ушел старичок. Но тот, как в воду канул. 
Покрутившись еще немного по парку и не найдя старичка, Витек отправился домой. Родителям он не сказал ничего, но утром, уходя в школу, прихватил с собой очки.
– Посмотрите на него, – потешались над ним ребята. – Ну вылитый кот Базилио! Чего ты очки нацепил?
– Глаза болят от солнца, – отмахивался от шутников Витек, то и дело поправляя падающие дужки.
"Веселитесь, веселитесь, – злорадствовал он в душе. – Сейчас мы услышим, о чем вы думаете. Ну, кто у нас первый? А, вот ты и попалась, Любушка-голубушка. И о чем же ты думаешь? Что еще учительнице наябедничать?"
"Зря я согласилась Витьку перевоспитывать, – зашептал в ушах знакомый голос. – Классное поручение, классное поручение. Надоело за ним по пятам ходить и обо всех его выходках рассказывать. Пусть делает что хочет… А если его на второй год оставят, как обещал директор? Жалко, он так здорово рисует, прямо, как настоящий художник. И чего он такой прогульщик? Ну как еще на него повлиять?"
– Вот это да, – несколько смущенно пробормотал Витек, отводя от Любы глаза. – А я-то думал, чего это она ко мне прицепилась, жить не дает? А она, оказывается, ради меня же и старается.
Ладно, ошибочка вышла. Ну-ка послушаем Леху, футболиста нашего. Всегда меня из команды выставляет, когда против параллельного класса играем, даже разговаривать не хочет, а у меня удар левой ногой посильнее, чем у его правой будет.
"Вот, явился, не запылился – услышал Витек. – Ну прямо кот в сапогах, расфуфыренный, да еще в очках этих дурацких. Вчера с позорным счетом игру продули, а все потому, что нормального нападающего нет. Поставил этого, на пять минут, думал, толк с него будет, да куда там. К нему только мяч попадет, он сразу обо всех забывает, думает, что один на поле. Никому не пасует, сам хочет гол забить, а его, как дурачка, обводят и в наши же ворота и забивают".
Витька от смущения побагровел и сразу взмок. И в самом деле, когда он играет в футбол, то больше всего думает не о победе команды, а как показать болельщикам, какой он ловкий и быстрый. Да, и здесь ошибся.
А вот Людмила Васильевна на улицу вышла, на меня как раз смотрит. Ну, эта точно про меня какую-нибудь гадость думает – как наказать, как перед классом опозорить, оценки за год снизить.
"Такой способный мальчик, а такой лентяй – учиться совсем не хочет. И с ребятами в классе постоянно ссорится, никогда ни в чем не уступит. Я уже и с родителями беседовала, и директора уговорила, чтобы он его на второй год не оставлял. Что еще с этим Витей делать, ума не приложу. А вчера не захотел свой стол в порядок приводить, хорошо, Люба вместо него всю работу сделала".
– Все, хватит! – разозлился Витек. – Что же получается, все обо мне хорошо думают, а я один думаю обо всех плохо? Да быть такого не может, это очки врут, надо их назад этому старичку отдать. Может, он как раз сейчас их возле скамейки ищет. Сейчас быстро сбегаю.
Старичок действительно был на месте, только он не искал очки, а так же спал, сидя на лавочке.
– Вот, заберите ваши очки, вы их вчера потеряли, – выдохнул запыхавшийся Витек и протянул злополучные очки.
– А, это ты, – нисколько не удивившись, сказал старичок. – Удалось тебе подслушать чужие мысли?
– Удалось. Только врут все ваши очки. По-ихнему выходит, что все ко мне хорошо относятся, а я сам во всем виноват. Но я точно знаю, что все наоборот.
– Да-а-а, тяжелый случай, – протянул старичок, забирая блестящий черный футляр. – А ты попробуй вести себя так, будто очки говорят правду. Что, слабо?
– Это мне-то слабо? – взъерошился Витек. – Да я запросто! Вот сейчас пойду и снова попрошусь играть в футбол. Только из этого ничего не выйдет, не возьмут меня.
И он помчался в школу. Едва дождавшись большой перемены, он подошел к Лехе и сказал:
– Возьми меня нападающим. Так обидно, что проиграли вчера, я постараюсь.
– Давай, – обрадовано ответил Леха, – а то у нас нападающего нормального нет. Только ты постарайся, не подведи нас.
С тех пор жизнь Витька круто изменилась. Он знал, что все вокруг думают о нем только хорошее, что все вокруг – его друзья. А с друзьями плохо не поступают.

Комментариев нет:

Отправить комментарий