четверг, 28 апреля 2011 г.

Суп из свежих помидоров

 





суп из свежих помидоров
Сейчас – время свежих овощей.
Ингредиенты:
помидоры – 5 шт
картофель – 2 шт
2 картофелины
морковь – 1 шт
лук – 1 шт
тоненькая вермишель – 50 гр
сливочное масло
молоко – 1/2 стакана
сметана – 1/2 стакана
желток – 1 шт
мука – 1 ч.л.
соль
Приготовление:
В кипящую воду (кастрюля объёмом 2 литра), бросаем луковицу (под конец варки я её всегда вытаскиваю) и порезанную мелко морковь. Через 10 минут туда же порезанную кубиками картошку.
Пока овощи варятся, помидоры помыть, порезать крупными кусками и обжарить сливочном масле, чтобы немного выпарилась влага. Потом протереть через сито, чтобы не было шкурки.
К готовым овощам бросаем вермишель. а через 3-4 минуты – протёртые помидоры, солим суп и даём закипеть.
Готовим заправку: взбиваем молоко. сметану, желток и муку. Когда суп закипел, вливаем понемногу заправку, помешивая.
Пробуем на вкус, добавляем по вкусу сахар, если помидоры очень кислые. После того, как суп покипел на маленьком огне 3-4- минуты – выключаем.
Когда суп остынет, его консистенция может быть похожа на свернувшееся молоко, это не страшно, когда будете его разогревать – просто перемешайте и он опять станет однородным. При желании, можно заправку не добавлять.

СЫН БЕДНЯКА Грузинская народная сказка



Было то или не было — жил один бедняк. У бедняка — жена и сын. Очень тяжело бедняку — и самому есть нечего, и семью кормить нечем. Вот и решил он умереть.

Вышел он однажды из дому, сказал жене да сыну, чтоб не ждали его, и пошел. Шел, шел, долго ли, недолго ли шел, встречает одного человека.

Спрашивает его тот:

— Куда путь держишь?

— Оставь меня, — отвечает бедняк. — Я хочу убить себя.

Стал его просить путник:

— Не надо, не убивай себя. Вот у меня есть дудочка, подарю тебе, — и дал ему дудочку.

Пошел все же бедняк искать смерти.

Долго ли шел или недолго, встречает еще путника.

Спрашивает его путник, куда он идет.

— Умирать, — отвечает бедняк.

— Нет, не убивай себя, — говорит путник. — Вот у меня есть шапка, подарю ее тебе, только не убивай себя, — и дал ему шапку.

Все же пошел он искать смерти. Долго ли шел или недолго, встречает опять путника.

Спрашивает тот:

— Куда ты идешь и зачем?

— Умереть хочу, смерти ищу, — говорит бедняк.

— Не делай этого, человек, — говорит и этот путник. — Вот у меня сумка, возьми — только брось искать смерти.

Взял бедняк сумку, подумал и вернулся домой.

Прошло время, умер все же этот бедняк.

Остались жена его с сыном одни. В большой нужде живут. Только и есть у них, что одна курочка. Наберет мать яиц, даст сыну, понесет он, продаст, купит хлеба — тем и живут.

Вот однажды и говорит сын матери:

— Мать, надо мне купить сумку, а то теряю я деньги.

— Вот, сынок, — говорит мать, — сумка отца твоего, возьми, чем деньги переводить на новую.

Взял мальчик сумку, продал яйца, ссыпал деньги в сумку, а как достал их сосчитать, видит — вдвое больше денег стало.

Удивился мальчик. Взял эти деньги, ссыпал опять в сумку, высыпал, видит — утроились деньги.

Понял мальчик, что это за сумка. Запрятал ее получше, никому не говорит, какая в ней сила, возьмет, насыплет деньги — вынет вдвое. Живут так сын с матерью без нужды.

Вот однажды и говорит мальчик:

— Мать, пойду куплю себе шапку.

— Нет, — говорит мать, — вот тебе шапка твоего отца, носи, зачем переводить деньги на новую.

Взял мальчик шапку, надел и стал невидим.

Удивился он, обрадовался, спрятал шапку, никому не сказал, какая в ней сила.

Захотел он купить дудочку, дала ему мать отцову дудочку.

Взял он, вышел в поле поиграть.

Только он дунул в эту дудочку, как посыпались войска вкруг него, стоят, ждут приказа.

Удивился мальчик, понял он, что это за дудочка, обрадовался. Распустил войска и спрятал дудочку, никому не сказал, какая в ней сила.

Вот решил он собрать побольше денег, сел, взял отцовскую сумку. Засыплет деньги, достанет — вдвое, опять засыплет — достанет втрое, засыплет — вчетверо больше достанет.

Собрал так много денег и говорит матери:

— Мать, я ухожу, не знаю, когда вернусь. Вот тебе деньги, хватит пока.

Просит его мать не уходить, только не слушает он, собрался, попрощался с матерью, пошел.

Шел, шел, долго шел, недолго, пришел в одно царство. Нашел там старушку, попросил дать ему приют на ночь. Завела она его в дом. Разговорились они, и спрашивает юноша:

— Что у вас здесь интересного, как вы живете?

— Эх, сынок, — говорит старушка. — Что тебе хорошего сказать? Есть у нас царь, а у него дочка — невиданная под солнцем красавица, а царь отдаст ее в жены только тому, кто весь его дворец золотом засыплет.

Обрадовался юноша, как услышал это.

На другой день пошел он ко двору, велел доложить о себе царю.

Принял его царь.

— Дайте мне вашу дочь в жены, — говорит юноша.

Сказал царь:

— Что ж, засыплешь весь этот зал золотом — отдам дочь.

Согласился юноша, попросил только неделю срока.

Взял свою сумку, кладет в нее деньги да достает. За неделю набил весь зал золотом, так что пальцем не шевельнешь.

Пришла невиданная под солнцем красавица и говорит ему:

— По уговору я уже твоя, и никакая сила нас не разлучит, скажи только мне, если любишь, откуда и как набрал ты столько золота? Ведь видели мы — ни на волах ты не возил, ни на мулах, откуда же оно взялось?

Не хочет юноша говорить, отказывается, да упросила его красавица. Не выдержал он, рассказал о своей сумке. Выкрала красавица у бедняка его сумку и прогнала его вон.

Загрустил он. Идет, думает, как бы отомстить красавице за обман. Пошел в поле, достал свою дудочку, дунул в нее, посыпались войска. Собрал он так видимо-невидимо войск и повел на дворец.

Увидела невиданная под солнцем красавица войска, испугалась, вышла к нему, сама смеется:

— Зачем тебе войска? Ведь я твоя, это я так только, хотела помучить тебя немного.

Поверил он, отпустил войска и пошел во дворец.

Подсела к нему красавица, ласкает, милует его.

— Знаешь ведь, я твоя и твоя, ни за кого, кроме тебя, не пойду, скажи только, откуда ты взял столько войск?

Не хочет он говорить. А она:

— Ну что нам скрывать друг от друга, ведь мы уж навсегда вместе, скажи. Не выдержал он, сказал.

Отняла она дудочку и выгнала его вон. Рассердился он. Думает, как бы отомстить за обман.

Надел свою шапку-невидимку, взял в руки шило, прокрался в ее опочивальню и стал ее колоть да мучить. Просит она:

— Не мучь меня, знаю, что ты это. Пошутила я, кого мне искать лучше тебя, не мучь меня, покажись.

Нет, не показывается он.

— Дорогой мой, жизнь моя,— просит она, — пожалей меня, покажись, ты ведь это, знаю.

Сдался он, снял шапку. Улыбнулась она ему и говорит:

— Скажи мне, если любишь, как ты пробрался сюда?

Отказывается он, не хочет говорить, только заласкала она его, уговорила, заставила сказать.

Отняла и шапку у бедняка и прогнала его вон.

Затосковал он. Не знает, что уж придумать, как отплатить за обман. Идет, сам не знает, куда идет.

Долго ли шел или недолго, добрел так до одного поля. Видит — три человека дерутся, не поделят чего-то.

Подошел он, спрашивает:

— Что вы деретесь, чего не поделите?

— Мы трое нашли этот ковер, А это такой ковер: сядешь на него — повезет, куда прикажешь. Вот мы и подрались, как нам быть, как ковер поделить.

Сказал юноша:

— Вот у меня шило. Заброшу я его подальше, а вы бегите, кто раньше принесет, тот и выиграл, тому пусть ковер и достанется.

Забросил он шило. Побежали все трое за шилом, а он сел на ковер и говорит:

— Лети, ковер, в царский дворец!

Поднялся ковер, полетел и привез его прямо на террасу царского дворца. Завидела его красавица, бросилась к нему, смеется, ласкает его.

— О, дорогой мой! Как я скучала по тебе! Как хорошо, что ты вернулся.

А он схватил ее за платье, перетащил на ковер и говорит:

— Вези меня в самую чащу леса!

Поднялся ковер и в один миг перенес их в самую чащу одного непроходимого леса.

Стала она тут ласкать его да поить вином. Охмелел он, заснул, а она скинула его наземь и велела ковру перенестись во дворец.

Поднялся ковер и унес ее во дворец.

Очнулся юноша, видит — ни ковра, ни невиданной под солнцем красавицы, и лежит он один в густом лесу.

Что делать? Встал и пошел, — куда, и сам не знает.

Прошел немного, видит — сад. Вошел, а в саду виноград.

Стал он есть этот виноград, наелся белого, сорвал красного, но только съел несколько ягод этого красного винограда, как вдруг стал ослом. Испугался он, не знает, что делать, схватил опять белый виноград, поел — опять стал человеком.

Понял он, в чем тут дело. Думает, пригодится мне этот виноград отомстить коварной.

Набрал он побольше этого красного винограда, взял немного и белого да пошел ко дворцу.

Подошел, ходит у дверей, кричит:

— Виноград хороший, виноград!

Услышала невиданная под солнцем красавица, послала служанку купить винограду.

Вышла служанка, спрашивает:

— Почем виноград?

А он и говорит: — Попробуйте раньше, каков виноград, сторгуемся.

Подал служанке красный виноград, съела она и обернулась ослом, накинул он на нее узду и привязал у ограды, сам прохаживается да выкликает:

— Виноград, виноград хороший!

Не дождалась красавица служанки, послала вторую. И с ней то же вышло. Послала красавица третью, четвертую, пятую, так всех девять. Ни одна не вернулась, пошла тогда сама.

Вышла, спрашивает:

— Почем твой виноград?

— Попробуйте, каков виноград, — говорит он, — сторгуемся.

Подал ей виноград и поскорей набросил узду, чтоб не убежала. Привязал ее у ограды, пошел к царю и говорит:

— Слышал я, дворец новый строите, у меня десять ослов, наймите возить кирпичи.

Согласился царь. Возит парень кирпичи на этих ослах, погоняет, больше всего на ту невиданную под солнцем красавицу грузит, бьет ее, сам же на ней и ездит.

Замучились ослы, уже еле на ногах держатся, а более всех той красавице достается. Уж и кожа вся потрескалась у нее, уж и шерсть вся вылезла, не дает ей парень спуску.

Закончил он работу, получил деньги, вошел во дворец, забрал и сумку свою, и шапку, и дудочку, вышел и погнал своих ослов к дому.

Дорогой дает он каждому ослу по белой виноградинке, оборачиваются они опять девушками, отпускает их, а красавицу не освобождает, так и дотащил до дому.

Просит его красавица:

— Преврати меня в человека, всю жизнь служить тебе буду!

Не слушает он ее, не верит.

Ослабла она, уж и ноги еле волочит.

Дал он ей тогда белого винограда, стала она опять женщиной.

Отпустил ее парень домой, только сказал на прощанье:

— Это тебе в науку, чтоб не издевалась над людьми!

              Мор там, пир здесь, 
              Отсев там, мука здесь. 
              Эласа, меласа, висел кувшин на мне, 
              Сказителю, слушателю 
              Пир сладкий, вам и мне.

Садик на вате


На прошлой неделе мы с моей 4-х летней дочкой посадили сад... на вате.
Взяли блюдце, уложили тонким слоем вату, полили (вата должна быть влажная, но вода не должна стоять в блюдце). Сверху насыпали семена кресс-салата:

2 раза в день поливали. Кресс-салат растет на глазах. На следующий день уже пробились росточки. Через 4 дня вырос такой вот «сад»:

В середину сада поставили домик: взяли яйцо от киндер-сюрприза, приклеили окошко и крышу:

По случаю Пасхи вместо киндер-сюрприза можно использовать крашеное яичко.
Через неделю после того, как мы посадили сад, собрали урожай. Украсили им бутерброды:

Белое на бутербродах – это мягкий сыр маскарпоне. Можно использовать также плавленный сыр, моцареллу, сметану, творог... Кстати, кресс-салат богат витаминами!

суббота, 23 апреля 2011 г.

стихи детские


11
12
13
14 
15
16

Детские рецепты

Творожный крем:
clip_image001
Некоторые детки не очень охотно едят творог, однако редкий ребенок откажется от воздушного творожного крема с ягодами
Читать далее >>>
Клубничное пюре:
clip_image002
Клубничное пюре – вкусное летнее лакомство! Клубника богата витаминами и микроэлементами, в ней содержится очень много витамина С, А и Е, калия, магния, кальция, а так же фолиевой кислоты, все это помогает укрепить  детский организм.
Читать далее>>>
Самбук из сливы:
clip_image003
Самбук – это удивительный десерт, похожий на облако. Все самбуки делаются на основе ягод или фруктов, с добавлением желатина, а для придания наибольшей воздушности применяются тщательно взбитые белки. Этот десерт не только необычайно вкусный, но и полезный, поэтому его рекомендуют для детского питания.
Читать далее >>>

Кого и что хвалить: самого ребенка или его дела?


Многие родители верят, что похвала помогает ребенку приобрести уверенность в себе. На самом же деле похвалы могут привести к нервозности, плохому поведению ребенка. Почему? Да потому, что чем больше он получает незаслуженных похвал, тем чаще стремится проявить свою "истинную натуру". Родители часто рассказывают: стоит похвалить ребенка за хорошее поведение - и он как с цепи срывается, будто стремясь опровергнуть похвалу.
Как можно хвалить и как нельзя
Означает ли это, что похвала "устарела"? Вовсе нет. Однако не стоит пользоваться ею направо и налево. Лекарства, например, назначаются больному лишь в строгом соответствии с рекомендациями врача, который указывает время их приема, дозу, учитывает противопоказания, возможность аллергических реакций. Так же осторожно следует обращаться и с сильнодействующим "лекарством" иного рода: оценивать, хвалить можно только поступки и дела ребенка, а не его самого.
Вот пример, который показывает, как надо хвалить. Восьмилетний Андрей хорошо поработал в саду: собрал граблями листья, выбросил мусор, аккуратно сложил на место инструменты. Матери понравилась его работа, и она выразила свое одобрение сыну.
Мать. В саду было так грязно... Я даже не думала, что можно все убрать за один день.
Андрей. А я смог!
Мать. Там было полно листьев и всякого мусора.
Андрей. Я все убрал.
Мать. Вот это работа!
Андрей. Да, было нелегко.
Мать. Сад теперь такой красивый, на него приятно посмотреть.
Андрей. Стало чисто.
Мать. Спасибо тебе, сынок.
Андрей (широко улыбаясь). Не за что.
Мать похвалила поступок Андрея, и мальчик почувствовал радость и гордость оттого, что он его совершил. В тот вечер он с большим нетерпением ждал, когда придет домой отец, чтобы показать ему чистый сад и снова почувствовать гордость за свою работу.
Напротив, похвалы, оценивающие самого ребенка, а не его поступок, только вредны:
- Ты чудесный сын.
- Ты настоящий мамин помощник.
- Что бы мама делала без тебя?
Такие комментарии вызовут лишь сомнения и тревогу; ребенок почувствует, что он далеко не такой "чудесный сын" и совсем не может быть этим образцовым сыном. Поэтому, не дожидаясь, что его "разоблачат", он предпочтет немедленно облегчить свое сердце, сознавшись в каком-нибудь проступке.
Похвала так же бьет в глаза, как и яркое солнце, - и так же сильно слепит. Ребенку становится неловко, если его называют чудесным, милым, щедрым, скромным. Он чувствует, что должен опровергнуть эту похвалу, хотя бы частично. Нельзя заявить во всеуслышание: "Спасибо, я принимаю вашу похвалу". Но и внутренний голос говорит ребенку, что нельзя честно сказать себе самому:
"Я просто чудесный: я и добрый, и сильный, и щедрый, и скромный".
Ребенок не только опровергнет похвалу, но и подумает о тех, кто его хвалит, примерно так: "Если они так хорошо обо мне думают, значит, и сами немногого стоят!"
Наши слова и выводы детей
Итак, похвала должна быть направлена на дела и поступки ребенка, а не на его личность. Нужно построить свой комментарий таким образом, чтобы дети сами делали положительные выводы о себе и своих способностях.
Десятилетний Женя помогал отцу оборудовать подвал дома. Во время работы ему пришлось двигать тяжелую мебель.
Отец. Верстак такой тяжелый. Трудно его подвинуть.
Женя (с гордостью). Я это сделал.
Отец. Работа не из легких.
Женя (согнув руку и напрягая мускулы). Я сильный.
В этом примере отец указал на трудность задачи. Сын сам сделал вывод о своих способностях. А если бы отец сказал: "Ты такой сильный, сынок" - Женя мог бы ответить: "Вовсе нет. У нас в классе есть мальчишки сильнее меня". Последовал бы обидный и ненужный спор...
Как дети выглядят в собственных глазах
Похвала складывается из двух компонентов - наших слов и выводов детей. Наши слова должны выражать четкую положительную оценку детских поступков, намерений, помощи ребенка нам, его понимания и т. д. Нужно облечь наше суждение в такую форму, чтобы ребенок почти безошибочно мог сделать из него реалистический вывод о себе самом. Вот несколько примеров, показывающих, как нужно хвалить детей.
Правильная похвала: "Спасибо за то, что ты вымыл машину. Она теперь сверкает, как новенькая!"
Возможный вывод: "Я хорошо поработал, и мою работу оценили".
(Неправильная похвала: "Ты просто молодец".)
Правильная похвала: "Твое стихотворение меня очень тронуло".
Возможный вывод: "Хорошо, что я умею писать стихи".
(Неправильная похвала: "Для твоего возраста это неплохие стихи".)
Правильная похвала: "В твоем сочинении есть интересные мысли". Возможный вывод: "Я могу писать оригинально". (Неправильная похвала: "Ты пишешь неплохо для своего возраста. Но надо, конечно, многому еще научиться".)
То, что ребенок скажет о себе в ответ на наши слова, позже он повторит и мысленно. Эти внутренние реалистические положительные оценки в значительной степени определяют хорошее мнение ребенка о себе самом и об окружающем его мире.
Критика созидательная и критика разрушительная
Когда критика является созидательной и когда разрушительной? Созидательная критика ограничивается тем, что указывает, как сделать то, что нужно сделать, целиком и полностью опуская отрицательные оценки личности ребенка.
Десятилетний Паша нечаянно пролил за завтраком стакан молока.
Мать. Ты уже не маленький, а стакан держать не умеешь! Сколько раз я тебе говорила - будь осторожней!
Отец. Он всегда был неуклюжим, таким и останется.
Да, Паша пролил стакан молока, но едкие насмешки здесь совершенно неуместны: они могут стоить родителям гораздо большего - потери сыновнего доверия. Не время высказывать ребенку, что ты о нем думаешь, если он провинился. В этом случае нужно осудить только его поступок, но никак не его самого.
Что делать, когда ребенок плохо себя ведет
Когда восьмилетний Миша случайно пролил на стол молоко, мама спокойно сказала; "Я вижу, ты пролил молоко. Вот еще стакан молока, а вот тряпка". Мама встала
и дала сыну стакан молока и тряпку. Миша с удивлением посмотрел на нее, потом облегченно вздохнул и пробормотал: "Спасибо, мамочка". С маминой помощью он вытер со стола пролитое молоко.
Мама не стала делать резких замечаний сыну. Она рассказывала потом, что ей очень хотелось сказать: "В следующий раз будь осторожнее!" Когда же она увидела, как сын благодарен ей за понимание его поступка, она удержалась от этих слов. Не сделай мама этого, настроение и у нее, и у сына было бы испорчено - и надолго.
Как разражается буря
Во многих семьях ссоры между родителями и детьми развиваются в заранее известной последовательности. Вот ребенок что-нибудь сделал или сказал не так - и отец с матерью неминуемо произносят обидные для него слова. Конечно, на них дети отвечают еще хлеще. Родители начинают кричать, угрожать - недалеко и до порки. И снова бушует в доме "гроза"...
Девятилетний Толик играл чайной чашкой.
Мать. Ты разобьешь ее! Уже бывало так, и не раз!
Толик. Нет, не разобью.
Тут чашка упала на пол и разбилась.
Мать. Вот уж руки-крюки! Скоро всю посуду в доме перебьешь!
Толик. У тебя тоже руки-крюки! Ты уронила папину электробритву, и она разбилась.
Мать. Как ты говоришь с матерью! Грубиян!
Толик. Ты сама грубиянка, ты первая начала!
Мать. Замолчи сейчас же! И отправляйся в свою комнату!
Толик. Не пойду!
Доведенная до белого каления, мать схватила сына в охапку и сильно отшлепала. Пытаясь освободиться, Толик оттолкнул мать. Та не удержалась на ногах и, падая, разбила стеклянную дверь, поранив осколками руку. При виде крови Толик страшно перепугался и выбежал вон из дома. До позднего вечера его не могли найти. Легко представить себе, как переволновались взрослые.
Неважно, научился ли Толик осторожно обращаться с посудой. Зато он получил отрицательный "урок" - как не стоит вести себя с матерью. Проблема вот в чем: была ли эта домашняя буря необходимой, неизбежной? И возможно ли вести себя иначе - так, чтобы не было подобных происшествий?
Увидав, что сын играет чашкой, мать могла бы взять ее и поставить на место, а мальчику дать что-нибудь другое, например мяч. Или когда чашка уже разбилась, мама могла бы помочь сыну убрать осколки, сказав что-нибудь вроде: "Чашки легко бьются. Кто бы мог подумать, что от этой чашечки будет столько осколков!" Удивленный и обрадованный отсутствием "грозы", Толик скорее всего тут же попросил бы у матери прощения за свой поступок. А мысленно он сделал бы вывод: "Чашки - не для игры".
Сталкиваясь с мелкими неприятностями, дети одновременно получают уроки "больших" жизненных основ. Родители должны помочь им почувствовать разницу между простой неприятностью и трагедией или катастрофой. Часто бывает, что и сами родители реагируют на события неадекватно. А ведь сломанные часы - это не сломанная нога, разбитое окно - не разбитое сердце!
Оскорбления: что за ними скрыто?
Оскорбления - это отравленные стрелы, и можно использовать их только против врагов, но никак не против детей. Если мы скажем: "Какой некрасивый стул!" - со стулом ничего не случится. Он не чувствует ни оскорбления, ни смущения. Он стоит там, куда его поставили, независимо от характеризующего его прилагательного. Однако когда неуклюжим, или глупым, или некрасивым называют ребенка, с ним кое-что происходит. Он страдает, злится, испытывает ненависть, желание отомстить. В связи с этим у него появляется и чувство вины, которое, в свою очередь, приводит к тревоге. Вся эта "цепная реакция" делает ребенка и его родителей несчастными.
Когда ребенку все время повторяют: "Какой ты неуклюжий!" - он может в первый раз ответить: "Вовсе нет!" Но, в общем, дети прислушиваются к мнению родителей, и в конце концов ребенок и сам поверит, что неуклюж. Упадет, например, во время игры и сам себе скажет: "Какой ты неуклюжий!" Потом ребенок начнет избегать подвижных игр, требующих ловкости, потому что отныне он уверен в своей неповоротливости.
Когда родители и учителя повторяют ребенку, что он глуп, в конце концов он этому поверит. Тогда он и вовсе перестанет проявлять в присутствии людей свои умственные способности, думая, что этим избегнет нежелательных сравнений и спасется от насмешек. Он рад, когда его оставляют в покое. Его девизом становится: "Не пытайся вовсе, не старайся, и неудач не будет".
Родительский гнев
Нам внушали в детстве, что сердиться нехорошо. И со своими детьми мы стараемся быть терпеливыми. Но рано или поздно всякому терпению приходит конец, хотя мы знаем, что проявление гнева может повредить ребенку, и сдерживаем этот гнев, как ловцы жемчуга свое дыхание под водой.
Гнев, как и простой насморк, - весьма насущная проблема, игнорировать ее нельзя. Мы не всегда можем предупредить проявления гнева, хотя он обычно возникает в сходных ситуациях и развивается как бы в заданной последовательности. Нам кажется, что гнев всегда вспыхивает неожиданно, внезапно.
В гневе мы словно теряем рассудок: мы обращаемся с детьми, как со своими врагами, оскорбляем их, кричим и наносим удары "ниже пояса". Когда же вспышка ярости проходит, мы осознаем свою вину и торжественно обещаем себе, что это больше не повторится. Но вскоре гнев вспыхивает снова, и наших хороших намерений как не бывало: мы набрасываемся на детей - на тех, кому с момента их рождения посвятили всю свою жизнь.
Родители должны помнить, что гнев слишком дорого им обходится, чтобы метать громы и молнии направо и налево. Гнев не должен возрастать во время его проявления. Нужно так выражать свой гнев, чтобы родителям это приносило какое-то облегчение, ребенку - урок, но ни в коем случае не давало вредных побочных эффектов ни для той, ни для другой стороны. Поэтому мы не должны, например, отчитывать ребенка в присутствии его друзей, ведь чем больше он при них "расходится", тем больше сердимся и мы сами. Мы, взрослые, не стремимся повторять надоевшую схему развития событий (гнев - вызов - наказание - месть) от случая к случаю. Напротив, мы хотим, чтобы грозовые тучи рассеялись как можно скорее.
Путь к миру и покою
Чтобы в минуты покоя подготовиться к напряженной ситуации, надо признать нижеследующие истины.
1. Мы понимаем, что поведение детей может вызвать у нас гнев.
2. Мы имеем право на этот гнев и не должны испытывать ни сознания своей виновности, ни стыда.
3. Мы имеем право выражать свои чувства, но с одной оговоркой: выражая свой гнев, мы не должны затрагивать личность ребенка, его характер.
Вот конкретные советы, которые укажут родителям путь к миру со своими детьми.
Первый шаг. Прежде всего нужно вслух назвать свое чувство. Это будет сигналом, предупреждением для всех, кого это чувство затрагивает: "Осторожно! Пора остановиться!"
- Я очень недовольна.
- Я рассердилась.
Если это не помогло разрядить "грозу", идем дальше.
Второй шаг. Выражаем свой гнев с возрастанием его силы.
- Я сержусь.
- Я очень сердита.
- Я очень, очень сердита.
- Я разгневана.
Иногда одного выражения наших чувств (без объяснений) достаточно, чтобы ребенок подчинился. Если же этого не произошло, надо перейти к следующему этапу.
Третий шаг. Здесь необходимо пояснить причины своего гнева, назвать свою реакцию на события - в словах и желаемых действиях.
-
Когда я вижу, что твои ботинки, носки, рубашки и свитеры разбросаны по всей комнате, я начинаю злиться, я сержусь не на шутку! Хочется открыть окно и выбросить все это прямо на улицу!
Такой подход позволяет родителям дать выход своему гневу, при этом никому не причиняя вреда. Как раз наоборот: дети увидят, что гнев можно выражать очень спокойно. Ребенок должен понять, что и его собственный гнев вполне поддается такой "разрядке". Но для того чтобы пояснить ему это, от родителей потребуется нечто большее, чем простое выражение своих отрицательных чувств. Отец или мать должны будут указать детям возможные пути выражения своих эмоций, а также разрядки гнева.
При подготовке выпуска использованы материалы книги Хаим Дж. Джайнота "Родители и дети"

Учимся есть самостоятельно


Один из первых навыков самообслуживания – умение есть ложкой и пить из чашки. Первый шаг к этому малыш делает примерно в полгода, когда начинает держать в руке кусочки твердой пищи. Примерно в год ребенок предпринимает активные попытки есть без помощи взрослых, проявляет интерес к столовым приборам; крайне важно не упустить момент заинтересованности малыша. Полностью самостоятельно есть ребенок способен уже к полутора-двум годам, делать это опрятно – к трем, а в четыре может вполне сносно управляться ножом и вилкой.
Когда начинать учить ребенка есть самостоятельно?
Первое знакомство с едой взрослых происходит примерно в полугодовалом возрасте, когда ребенок начитает проявлять интерес к содержимому материнской тарелки. В это время сторонники педагогического прикорма рекомендуют начинать знакомить ребенка с пищевым разнообразием; тогда же ребенок делает первые попытки использовать по назначению столовые приборы.
Как правило, в годовалом возрасте у малышей появляется активное стремление к самостоятельности. Во время кормления он тянется за ложкой, пытается сам зачерпнуть пищу. В результате этих первых неуклюжих попыток чаще всего еда вываливается или проливается задолго до того, как ложка достигнет рта. Невзирая на это, маме следует поддержать инициативу ребенка – при проявлении ребенком интереса обучение происходит быстро и эффективно.
Начинать учить ребенка лучше всего с густой пищи (каши, пюре и т.п.). Так он меньше будет пачкать одежду, да и в рот попадать будет больше. После того, как малыш начнет уверенно справляться с такой пищей, ему можно доверить есть суп. Полностью самостоятельно съесть обед ребенок вполне способен уже к полутора-двум годам, сделать это полностью опрятно – к трем. Четырехлетний ребенок может вполне сносно управляться ножом и вилкой.
С чего начать обучение ребенка самостоятельной еде?
Умение самостоятельно есть и базовые навыки поведения за столом совершенно необходимы ребенку в детском саду. Самое главное — не упустить наиболее благоприятный момент для формирования этого навыка. При потере интереса к манипуляциям с ложкой, тарелкой и чашкой, родителям будет значительно сложнее научить ребенка есть самостоятельно. Дети склонны подражать родителям – поэтому им нужно на собственном примере показывать ребенку, как правильно пользоваться столовыми приборами и вести себя за столом.
Очень важно начинать обучение, когда ребенок здоров физически (в первую очередь он не должен страдать от прорезывания зубов), находится в хорошем настроении, склонен к освоению нового, и главное – когда он проголодался. Начиная обучение, нужно приготовить сразу несколько ложек и запастись терпением. Однако самостоятельная еда все же не должна превращаться в игру – это может создать проблемы последующего поведения во время еды. Если ребенок наелся и начал капризничать – лучше не настаивать и отложить обучение до следующего приема пищи.
На начальном этапе не стоит добиваться, чтобы ребенок обязательно все доедал до конца. Важно, чтобы он получал удовольствие и от самой пищи, и от процесса еды.
Какую посуду использовать при обучении?
Наилучшим вариантом является обычная чайная ложка с неострыми краями. Для малышей старше года она не представляет никакой опасности – период, когда они пробуют грызть любой твердый предмет, уже позади. Недаром исстари существовал обычай дарить детям на «первый зубик» серебряную ложечку, которая становилась их первым столовым прибором; однако прекрасно подойдет и ложечка из нержавейки – тем более что этот материал нагревается гораздо медленнее серебра.
Удобна и функциональна термочувствительная металлическая ложка, которая имеет особое покрытие, защищающее зубки от повреждения и реагирующее на слишком высокую температуру пищи. Ее форма – практически такая же, как и у обычных чайных ложечек, поэтому впоследствии дети легко переходят на обычную ложку.
У анатомической ложки ручка изогнута таким образом, чтобы удобнее поднести пищу ко рту. Однако это преимущество может обернуться тем, что впоследствии малышу придется заново привыкать к обычной форме. Существуют также совсем детские ложки с толстой мягкой ручкой, предназначенные для малышей от трех месяцев – являющиеся скорее игрушками, нежели столовыми приборами и выполняющие больше ознакомительную функцию. Так что использование специальных детских ложек возможно, особенно для полугодовалых (и даже младше) детей – но совершенно не обязательно.
Тарелка и чашка в период обучения должны быть из термостойкого небьющегося пищевого пластика. Тарелку стоит использовать устойчивой формы – с плоским дном и высокими краями. Очень удобны тарелки с присоской для фиксации на столе, а также – термотарелки, имеющие полость для горячей воды, которая замедляет остывание пищи.
Стоит ли во время еды использовать игру?
Чтобы накормить ребенка, родители нередко используют самые разные «отвлекающие» методы: элементы игры, чтение книжек, просмотр мультфильмов; обещают награду за «хорошую еду», и даже угрожают наказанием, если ребенок «плохо кушает». Однако, несмотря на свою распространенность, эта модель поведения неверна. Большинство педиатров советуют не настаивать, если ребенок не голоден и не хочет есть. Дело в том, что аппетит сигнализирует о физической готовности организма к еде – выделении желудочного и кишечного соков, освобождении тонкого кишечника, и так далее. Если организм не готов к приему пищи, ребенка не стоит заставлять есть – все равно большая часть съеденного не усвоится. К тому же излишняя родительская настойчивость может вызвать устойчивое негативное отношение к процессу приема пищи.
Какие правила поведения за столом ребенок должен усвоить?
Начинать прививать основы «этикета за столом» стоит с первого кормления «с ложечки». Ребенок должен быть сосредоточен на еде, не должен надолго отвлекаться, пачкаться и плеваться. Если ребенок стал капризничать – лучше сразу прекратить
кормление, чтобы он запомнил, как нельзя вести себя за столом.
После года, когда малыш начнет активно учиться есть самостоятельно, на первых порах неудачи неизбежны. Но он должен постоянно видеть перед собой позитивный личный пример членов его семьи. В этом плане очень хороша традиция совместных семейных трапез. Не стоит делать ребенка центром внимания, нужно дать ему понять, что за столом все равны.
Необходимо, чтобы примерно к трем годам ребенок усвоил, что из общего блюда нельзя брать своей вилкой или ложкой, для этого есть особый прибор; что накладывать себе нужно столько, сколько можешь съесть; что выискивать себе самый лучший кусочек – неприлично; что обед – плохое время для игр и шума. Кроме того, малыш должен знать, что неприлично и даже опасно выходить из-за стола, не закончив еду или с непрожеванной пищей во рту.
Александр Кузнецов

Фея Цветок Итальянская народная сказка

clip_image001

 

Жили-были на свете две сестры. С самого раннего возраста остались они сиротами. Старшая была хороша, как ясная звездочка, прямая, как стройная колонна, с чудесными густыми волосами, блестевшими, как настоящее золото. А младшая сестра была так себе, ни дурна, ни хороша, худовата, маловата и чуть-чуть на одну ножку хроменькая. Старшая сестра так и звала ее — Хромуля.

Была у сестер старая бабушка, воспитавшая их у себя в доме. Очень ей не нравилось это имечко, и часто она говорила старшей внучке:

— Что тебе бедняжка сделала? Разве ее вина, что она хромая? Зачем же напоминать ей всегда об ее недостатке!

— Так если правда, что она хромая! Ведь я этого не выдумала?

И еще злее смеялась при этом.

Хорошо было бы, если бы на том дело и кончилось: хроменькая не обращала внимания на сестрины насмешки, будто и не к ней они относились. Много хуже было, что сестра с нею очень плохо обращалась, приказывала ей, точно служанке:

— Хромуля — сделай это! Хромуля - сделай то! Хромуля — сюда! Хромуля — туда...

Не давала бедняжке ни отдыха, ни срока, а сама сидит сложа ручки, чтобы не испортить их грубой работой, и в зеркало смотрится или в окошко глядит. Частенько бабушка покрикивала на нее:

— Кого ты там из окошка высматриваешь?

— А королевича!

Говорила она это, конечно, шутя, но со временем привыкла и стала воображать, будто, проезжая по улице, королевич увидит ее, заметит ее красоту и сделает ее королевой.

Действительно, когда, бывало, утром, отправляясь на охоту, королевич проезжал мимо их дома, она высовывалась из окна так, что ветер трепал ее чудные золотые волосы и развевал их плащом по воздуху, но королевич не обращал на девушку никакого внимания, спокойно проезжал себе мимо, не бросив в ее сторону даже взгляда.

Красавица, однако, не унывала:

— Ничего, посмотрит, может быть, завтра! А стоит ему только взглянуть на меня, и я буду королевой...

Досаду же свою она вымещала на сестре. Дошло дело до того, что колотить бедняжку начала, если та не умела угодить ей. Особенно доставалось сестре в те дни, когда красавица ждала проезда королевича и старалась причесаться, одеться и украситься как можно лучше.

Однажды поднялась она с постели что-то сильно не в духе и сердито приказала сестре:

— Эй, Хромуля, купи мне молока; да смотри, чтобы свежее было!

Вышла хроменькая на улицу, бредет, ковыляя, в лавку молочника. Вдруг из-за угла улицы вылетела кавалькада — королевич со свитою. Хроменькая испугалась, заковыляла в сторону, оступилась и упала прямо под ноги лошади королевича. Закричала бедняжка со страха, а королевич едва-едва успел сдержать лошадь, чтобы не раздавить ее насмерть.

Живо соскочил он с седла, помог ей встать, с беспокойством расспрашивал, не ушиблась ли она, и, увидев, что девушка немного прихрамывает, подумал, что это от ушиба, предложил ей руку, проводил до лавки молочника и обратно до дому.

Увидела все это старшая сестра и поторопилась скорее спуститься по лестнице навстречу сестре, надеясь, что уж теперь-то королевич обратит на нее внимание! Она и речь приготовила, чтобы поблагодарить его за сестру, и кланяться приготовилась. Но когда спустилась вниз, оказалось, что королевич успел уже вскочить на коня и скрыться за поворотом улицы.

Можете себе представить, какое разочарование?

С этих пор словно злой бес вселился в красавицу: ничем ей нельзя было угодить, все было не по ней!

— Хромушка! Скверная Хромулька! Хромоногая!..

Только такие прозвания и сыпались из ее уст. Наконец младшая сестра даже расплакалась, а бабушка утешает ее:

— Ты надейся на Бога, деточка! Бог тебе поможет!

Бабушка была уже старенькая-престаренькая. Пришла ей пора умирать, говорит она старшей внучке:

— Прошу тебя, не обижай ты свою сестренку! Теперь, когда меня не станет, не будь с ней злою, как прежде... Она такая добрая, ласковая, она не заслуживает, чтобы ты с ней дурно обращалась! И не называй ее больше Хромулей...

— Так если правда, что она хромая. Ведь я этого не выдумала?

— Попомни мои слова: наступит день, когда тебе самой захочется быть на месте Хромули!

Умерла старушка.

Остались сестры одни на белом свете. Все, что осталось после бабушки, старшая сестра забрала себе. И старшая совсем госпожой держать себя стала: нарядится в шелковое платье, наденет бриллиантовые сережки. А хроменькая накинет старенькое, поношенное платьишко, точно у монашенки.

Надо сказать, что если бы покойная бабушка советовала красавице стать еще злее прежнего, старшая сестра Хромули не могла бы выполнить завет старушки с большим усердием. Весь день она без устали кричала:

— Эй! Хромуля! Хромушка! Скверная Хромулька!..

Бедная девушка полагалась во всем на волю Божию, как ей бабушка советовала, но, уходя на ночь в жалкую свою комнатушку, горько иногда всплакнет. Бывало, молится, усталая, да приговаривает:

— Бабуся моя милая, ты теперь там, на небе, подумай обо мне!

Однажды утром, спускаясь по лестнице, чтобы пойти купить молока, заметила девушка на ступеньках что-то, но сразу рассмотреть не смогла — нагнулась, подняла и видит — смятый красный цветок. Кто-то, должно быть, наступил на него и растоптал его нежные лепестки, но от него несся такой чудесный аромат!

Почистила Хромуля цветок, нежно расправила помятые лепестки и приколола себе на грудь, а вернувшись домой, поставила его в вазочку со свежей водой. Цветок-то и ожил, наполняя воздух благоуханием.

И, когда в этот день сестра покрикивала на Хромулю да ругала ее, та, сама не зная почему, забежит в свою комнатку, посмотрит на цветок, и на душе у нее становится легче.

Настала полночь. Лежит бедная хроменькая и горько плачет:

— Ах, бабуся моя милая! Подумай обо мне!

Вдруг откуда-то послышался тоненький голосок, нежный-нежный...

— Я о тебе подумаю! Я о тебе подумаю!

Испугалась девушка, зажгла огонь. Никого в комнате нет, и голоса больше не слышно.

— Должно быть, показалось, — подумала девушка, погасила огонь и заснула.

Так было несколько ночей подряд. Девушка перестала бояться нежного голоска, раздававшегося всегда как бы издалека... Однажды она даже так расхрабрилась, что решилась спросить:

— Во имя Господа Бога — кто ты? Ты моя бабушка?

Но ответа не получила.

Прошел целый месяц, а цветок оставался все таким же свежим. Казалось, что он только что сорван. Правда, девушка по два раза в день меняла ему свежую воду.

Удивлялась Хромуля, не зная, что и думать, наконец стала догадываться, что цветок-то, пожалуй, волшебный. Уж не он ли и по ночам с ней разговаривает? Взяла да на следующую ночь и спросила, обращаясь прямо к цветку:

— Во имя Господа Бога — кто ты?

Но ответа опять не получила.

Проснулась на следующее утро, хочет ощупью платье свое найти и чувствует, что под рукою у нее совсем не та материя, к которой она привыкла. Подбежала к окошку, открыла ставень — и что же видит? На стуле в ногах ее постели лежит новое платье, да такое богатое, такое красивое, что она только глаза открыла от удивления и восторга, не смея до него дотронуться.

Надела она на плечи старенькое какое-то платьишко с обтрепанными рукавами, которое уже было и носить перестала, а это новое спрятала в шкаф, побоявшись сестры.

На следующее утро просыпается, снова хочет одеться и опять чувствует на ощупь, что на стуле лежит не ее вчерашнее платьишко. Подбежала к окошку, распахнула ставень, а перед нею лежит платье вдвое лучше прежнего, совсем королевский наряд!

Порылась во всех ящиках, нашла завалящее какое-то старое тряпье, надела его, а новое, богатое платье в шкаф повесила, побоявшись старшей сестры.

Увидела сестра, какое на ней грязное да рваное платьишко надето, и давай кричать да браниться:

— Ах, ты, грязная Хромулька! Где же твое обычное платье?

— Я его в стирку отдала...

Поверила сестра и уселась, по обыкновению, под окошком. С некоторого времени она стала замечать — проезжая мимо их дома, королевич всегда поднимает глаза, смотрит на окна и как будто ищет кого-то. Посмотрит, посмотрит и отвернется, недовольный.

— Может быть, он только притворяется, будто не смотрит на меня? — думала старшая сестра, — может, он боится отца своего, короля?

И становилась еще заносчивее.

Как-то раз королевич снова проезжал мимо дома, в котором жили сестры, поднял глаза кверху, посмотрел на окна и отвернулся, недовольный. В этот день старшая сестра так скверно обращалась с хроменькой, что бедняжка не выдержала и закричала со слезами:

— Бабуся моя милая, должно быть, ты меня забыла!

Разозлилась на нее сестра, накинулась с кулаками:

— Я тебе покажу бабушку! Я тебе задам!

И так бедную девушку отколотила, что у нее по всему телу синяки выступили.

Плачет ночью хроменькая, причитает:

— Бабуся моя милая, вспомни обо мне...

— Я о тебе подумаю! Я о тебе помню! — твердит голосок.

Проснулась на другое утро хроменькая, хочет одеться и чувствует, что у нее на стуле лежит не то платье, которое она с вечера положила. Подбежала к окну, открыла ставень, а перед нею лежит такое великолепное, вышитое золотом, жемчугом и драгоценными камнями платье, какое не у всякой королевы найдется.

На этот раз нечего было даже рыться по сундукам — девушка прекрасно знала, что третьего старого платья у нее не было.

— Как быть, чтобы сестра не рассердилась?

Надеть одно из новых платьев девушка не решалась, а сестра за стеною кричит, сердится...

— Хромушка... Эй ты, противная Хромуля, чертова Хромоножка, разве ты не слышишь, что я тебя зову?

Кричала-кричала да и ворвалась, взбешенная, к сестре в комнату. Увидела на стуле около кровати великолепное платье, так и остолбенела.

— Это что такое? Чье это платье? — спрашивает.

— Не знаю.

— Кто тебе его дал?

— Не знаю.

— А ты почему в нижней юбке стоишь?

— Да мне надеть нечего: у меня все мои платья унесли!

— Ах ты, Хромулька несчастная, не удастся тебе меня провести!

И так принялась за бедняжку, что та, испугавшись, все ей рассказала — и про цветок, и про голос, который она по ночам слышит, и о других двух платьях, которые она у себя в комнате на стуле нашла. Открыла шкаф и показала их сестре.

Та верить ничему не хотела, говорит ей:

— Ну, нет, не удастся тебе меня провести, Хромулька!

Взяла у сестры вазочку с цветком, платья и унесла к себе в комнату. Хроменькой пришлось надеть старое сестрино платье, которое было так ей велико, что она в нем совсем пропадала и казалась еще неуклюжее.

— Теперь я попробую! — сказала себе старшая сестра.

Наступила ночь, погасила она огонь и принялась бормотать:

— Бабуся моя милая, подумай обо мне!

— Я о тебе подумаю! Я о тебе подумаю, — раздался голос.

— Значит, Хромуля-то не солгала? — удивилась старшая сестра.

На следующее утро проснулась красавица, ощупывает платье, чувствует, что материя у нее под руками не та. Подбежала к окошку, отворила ставни, смотрит... на стуле, в ногах ее кровати, лежит старое рваное платьишко, замасленное и затасканное, словно кухонная тряпка. А в шкафу, куда она повесила роскошные платья, одного не хватает, и как раз самого великолепного!

— Ах ты, чертова хромоножка! — кричит. — Это ты у меня платье украла?

И ну сестру колотить.

Все-таки захотелось ей еще раз попробовать, что будет, и, как только настала ночь, она улеглась в постель и снова бормочет:

— Бабуся моя милая, подумай обо мне!

— Я о тебе подумаю! Я о тебе подумаю! — отвечает голос.

Едва-едва дождалась старшая сестра, чтобы наступило утро, смотрит, а дело еще хуже вчерашнего: лежит перед нею на стуле платье из перегнившей бересты. А из шкафа еще одно платье пропало!

Пуще прежнего рассердилась она на сестру, еще сильнее ее отколотила. Но настала ночь, она еще раз испытать судьбу свою решилась. Смотрит на следующее утро — не только все три платья у нее пропали, но и красный цветок вместе с вазочкой из комнаты исчез, в комнате же пахло страшной гнилью.

В третий раз отколотила злая сестра хроменькую.

На другой день распространился повсюду слух, что у королевы пропали из гардероба самые парадные ее платья, которым и цены не было. Весь двор переполошился, король с королевою гневаются, министры перепугались, голову потеряли...

Король приказал передать совету:

— Если через три дня вы мне вора не найдете, всех вас повешу!

Прошло двое суток, бедные министры стали шеи свои ощупывать, а о воре ни слуху ни духу. Король твердит свое:

— Завтра на рассвете всех вас повешу!

Тогда министры решили поставить у каждой двери по часовому и все дома обыскать. Полиция все везде перерыла, но нигде ничего не нашла. Пришли с обыском и к сестрам в дом, искали-искали, тоже ничего не нашли. Только старшая сестра все шепчет потихоньку от полиции хроменькой:

— Ах ты, Хромулька-воровка! Хромая воровка, меня предать задумала?

Бедная девушка, перепуганная видом стольких страшных рож, ничего сестре не отвечает, а только молится про себя да шепчет:

— Бабуся моя милая, подумай о нас! Помоги нам!

Она же еще за свою сестру-злодейку молилась!

Стал один из полицейских щупать тюфяк в постели старшей сестры и говорит:

— А ну-ка, распорите...

Распороли, а внутри оказались все три парадных платья королевы, их-то и нашла хроменькая у себя в комнате на стуле.

— Это она воровка! Это она воровка! — завопила старшая сестра.

Но полицейские схватили их обеих и отвели в тюрьму. Хроменькая даже не плакала, только смотрела вокруг изумленными глазами. Другая же сестра казалась совсем безумной, кричит:

— Это она воровка! Это она воровка, не я...

Заперли сестер в тюрьме в двух разных камерах.

Хроменькая, оставшись одна в темноте, сложила руки, молится и шепчет:

— Бабуся моя милая, подумай обо мне!

— Я о тебе подумаю! Я о тебе подумаю!

Услышав голосок, девушка обернулась в ту сторону, откуда доносился звук, и видит: во мраке горит перед нею красный цветок, точно уголь раскаленный светится. Потом стал цветок расти, становиться все больше и больше, осветил всю комнату — и явилась в этом сиянии прекрасная женщина.

— Я, — говорит, — фея Цветок, меня потому так называют, что один месяц я живу цветком, а другой провожу между людьми как человек. Ты меня подобрала, очистила от грязи, два раза в день воду для меня меняла, избавила меня от мучений. Теперь я пришла, чтобы помочь тебе.

Сказала и исчезла.

На следующее утро садится королевич на лошадь и видит — лежит на земле красный цветок. Один из оруженосцев едва-едва не наступил на него.

— Осторожнее! Осторожнее! — вскрикнул королевич.

Попросил подать ему цветок и, очарованный чудесным запахом, стал его нюхать.

И вспомнилась ему хроменькая, о которой он не один раз уже думал, после того как увидел девушку под ногами своего коня, точно брошенный цветок. Она показалась ему такой доброй, милой и хорошей, хотя и не была особенно красивой. С тех пор он не встречал ее, но почему-то часто думал о ней. Вдел королевич цветок себе в петлицу, а когда вернулся с прогулки, поставил его в вазу со свежей водой и назвал его «цветком хроменькой».

Стал он ночью засыпать и вдруг слышит:

— Пст... пст... пст...

Зажег огонь, смотрит с изумлением: вокруг никого нету. Спустя немного времени опять слышит:

— Пст... пст... пст...

— Кто это? Что тебе надобно? — спрашивает королевич.

— Я фея Цветок! Слушай внимательнее, но не зажигай огня...

И фея Цветок рассказала королевичу грустную историю хроменькой. Королевич так растрогался, что даже заплакал под конец. С трудом дождался он, чтобы совсем рассвело, побежал к своему отцу, королю, передал ему рассказ феи, бросился к его ногам и просит:

— Ваше величество, позвольте мне жениться на хроменькой! Лучше ее королевы мне не найти.

Король ничего ему не ответил, но, когда настало время, отдал приказ:

— Привести ко мне воровок!

Полицейские отправились сначала в тюрьму к старшей сестре. Растрепанная, безобразная, она сама на себя не была похожа, точно ведьма. Связали ей руки за спину, привели к королю.

Пришли в тюрьму к хроменькой и остановились полицейские, пораженные невиданным зрелищем. Темная камера превратилась за ночь в цветущий сад, а хроменькая так похорошела, что нельзя было узнать ее — ходит по саду, одетая в роскошное платье, собирает цветы, вяжет букеты и приговаривает:

— Это — для короля. Это — для королевы, а это — для милого королевича.

Услышав о таком чуде, тотчас же король с королевою к сопровождении всего двора отправились в тюрьму к хроменькой, вывели девушку на свободу, оказывая ей все почести, какие подобают королеве.

Едва завидела ее старшая сестра, рассвирепела и ну кричать:

— Ах, Хромуля-воровка! Теперь ты у меня и королевича украла! Умереть бы тебе за это злою смертью!

Рассердился король и приказал казнить ее. Как ни просила его хроменькая помиловать сестру, поначалу король ни за что не соглашался. Но хроменькая все-таки уговорила короля лишь сослать злую сестру на самый дальний остров и запретить его покидать.

— Но, если она покинет остров, я тотчас велю ее казнить! — сказал король.

Став королевой, хроменькая перестала хромать по милости феи, но в память о прошлом захотела навсегда сохранить свое прозвание. И даже иногда, показываясь в обществе, делала вид, что немного прихрамывает.

Умная была девушка!



Если тебе понравилась сказка - перешли этот выпуск своим друзьям и знакомым.

clip_image001[1]

ЦАРЬ МУЗАРБИЙ Грузинская народная сказка


Жил да жил царь Музарбий. Имел он только одну дочь, больше никого. И любил царь свою дочь больше жизни.

Царь каждый вечер поднимался на высокую башню и оттуда кричал страшным голосом, чтобы тем напугать дэвов, которые окружали его царство и каждую минуту угрожали вторгнуться в его владения и истребить его подданных.

Дэвы боялись Музарбия и, слыша его крик, не смели приблизиться к его владениям. Так охранял Музарбий свое царство ночью, а днем он брал лук и стрелы и, где только ни заприметит дэвов, сбивал с них головы своими стрелами, словно головки у луковиц.

У Музарбия была жена, сердце которой томилось по самом большом и страшном Кремень-дэве о двенадцати головах.

Наступил смертный час Музарбия, умер он. Обрадовалась его жена, так как любила она двенадцатиголового дэва. Пока жив был Музарбий, она боялась его и скрывала свою любовь, а теперь, как ни старалась, не сумела скрыть свою радость от дочери.

Заметила дочь радость матери и сказала:

— Стряслась над нами беда, умер отец. Что нам делать здесь одним? На сегодня-завтра вторгнутся дэвы и съедят всех. Лучше уйти нам в горы и там провести остаток наших дней.

Не понравилась матери эта мысль, и сказала она:

— Стара уж я, хоть дэв меня унеси, хоть смерть — все одно. Ты, доченька, поступай, как знаешь, а мне уж некуда тащить свою старую голову.

Дочь ответила:

— Нет, и ты должна пойти. Одевайся и идем, не то сейчас же перед тобой убью себя.

Испугалась мать этих слов. Оделись они и пошли в горы. Что с собой смогли взять — взяли, остальное оставили.

Нашли в горах пещеру и поселились в ней. Никто не знал, как и куда они скрылись. Соберут они трав, кореньев всяких, насушат на солнце, тем и кормятся.

Прошло время.

Пошла однажды утром дочь собирать коренья. Пока она ходила, у матери родился сын, наполовину золотой, наполовину серебряный. Взяла мать сына и положила его под большой камень.

Пришла дочь, тотчас заметила, что случилось что-то, и спрашивает:

— Что это ты бледна так? Говори, не то сейчас же убью себя.

— С чего бы мне бледнеть? — говорит мать. — Родился у меня ребенок дурной, под камень его положила.

Бросилась дочь, подняла камень, достала ребенка, видит — наполовину золото, наполовину серебро.

Девушке от радости небо с шапку показалось, земля — с каламаны.

Сказала она:

— Это судьба нас милует, защитника дает.

Растет ребенок, да какой ребенок! Сегодня лучше, чем вчера, завтра лучше, чем сегодня. На лицо его, как на солнце, смотреть больно. В три дня стал как в три года — ходить начал. В десять — двенадцать дней ребенок уже охотился: возьмет палочку, закинет, ни одна птица не уйдет — на лету всех бьет.

Скоро сказал он сестре:

— Сделай мне что-нибудь, чтоб я мог стрелять.

Срезала сестра ветку, согнула в лук, свила тетиву из своих волос, навязала на лук и дала брату. Стал ребенок на охоту ходить. Уйдет утром, вернется к вечеру, нагруженный дичью да зверьем, — и сестру и мать кормит.

С каждым днем все дальше и дальше отходит от своей пещеры мальчик. Стал уже запаздывать по вечерам.

Однажды вышел он совсем рано, на заре, чтобы еще больше мест за день обойти. Идет мальчик, взошел на одну гору, посмотрел кругом, видит: стоят строения какие-то и башня (а это башня его отца) до неба возвышается.

Удивился он. Никогда ничего подобного не видел. Думает, что бы это могло быть?

Спуститься с горы, подойти поближе не решается — солнце уже на закате, опоздает домой, сестра плач поднимет.

«Эх, — подумал мальчик, — будь что будет, не посмотреть, не узнать, что там, — не могу».

Мигом сбежал он с горы, подошел к одному дому — никого, к другому — тоже никого, в третьем сидит у очага старуха. Оглянулась старуха, видит — стоит в дверях прекрасный юноша, сказала ему:

— Сынок, видно, ты сын человека, пожалей себя. Здесь дэвы хозяйничают, всех людей уже истребили. Никого во всем царстве, кроме меня, в живых не осталось, и меня завтра съедят. Это дворец Музарбия, который погиб, не оставив наследников, кроме жены и дочери, но и они исчезли бесследно.

Понял тогда мальчик, кто он и чей сын, и несказанно обрадовался.

Выспросил у старухи, когда придут дэвы, вскочил и убежал в горы к сестре и матери. Дорогой поохотился немного, пришел домой, принес добычу, а за ужином и спрашивает у матери:

— Мать, скажи, откуда мы пришли?

— Мы ниоткуда не пришли, — сказала мать.

Хочет сестра рассказать все брату, да молчит, боится матери. Не стал и сын расспрашивать больше.

Наутро, на заре, вскочил он и помчался туда же, где и накануне был. Завидела его старуха, вскочила, бросилась к нему, обняла, расцеловала, рассказала все, что знала или слыхала про царя Музарбия. Узнал мальчик, что в башне и теперь висят лук и стрелы его отца, побежал туда, взял их и принес.

Сказал старухе:

— Как придет дэв, ты не двигайся с места, сиди, как сидишь, — а сам за дверью спрятался.

Показался дэв. Идет — крушит все кругом. Вошел и только собрался броситься на старуху и съесть ее, пустил мальчик стрелу и оторвал дэву голову.

Бросилась старуха на помощь, свалили дэва и в землю зарыли. Радуется старуха, что явился ее спаситель.

А мальчик спрятал отцовский лук, взял свой и отправился домой. Настрелял в пути дичи и с собой прихватил.

На другой день пошел мальчик подстерегать второго дэва. Спрятался за дверью.

Вот старуха и говорит:

— Второй дэв идет.

Притаился мальчик и слышит:

— Эй, старуха, выходи, говори, куда мой брат делся?

Старуха будто и не слышит, сидит, не двигается.

Бросился обозленный дэв, хочет разорвать старуху. Пустил мальчик стрелу и оторвал дэву голову.

Схоронили и этого.

На третий день третьего дэва убили. Остался только один старший, Кремень-дэв о двенадцати головах. Говорили, что его никак не убить.

На четвертый день пришел мальчик подстеречь дэва. «Сегодня судьба моя решится», — думает.

Затряслась земля, задрожал дом. Зашумело все кругом, задвигалось.

Спросил мальчик:

— Что это?

— Это старший дэв идет, — сказала старуха.

И вправду, идет дэв, ревет, крушит все кругом.

— Эй, старуха, выбирайся, говори, где мои братья, пришел твой конец!

Старуха будто и не слыхала. Бросился дэв, разинул пасть, хочет проглотить старуху, а мальчик пустил стрелу — все двенадцать голов у дэва оторвал. Смотрит он — отросли у дэва опять все двенадцать голов.

Пустил мальчик вторую стрелу, опять все двенадцать голов оторвал, а они снова растут. Что тут делать, как убить дэва? Вдруг прилетела птичка, села на дверь и запела: «Золы погорячей».

Поняла старуха, вскочила, схватила сковороду, набрала горячей золы и, как только мальчик оторвал головы у дэва, тотчас засыпала дэву раны. Не стали расти головы. Изрубили они дэва в куски и схоронили.

Сказала старуха мальчику: больше ничего страшного на свете не осталось. На радостях забыла старуха все, что пережила, целует мальчика, ласкает его.

Вечером усталый мальчик вернулся домой. Как пришел, тотчас лег спать.

Спросила сестра:

— Что с тобой, что тебя так утомило?

Ничего не сказал мальчик. Наутро он решил еще раз испытать мать:

— Скажи мне, чей я сын?

Не говорит мать, скрывает. Тогда рассказал мальчик, куда он ходил и что делал. Обрадовалась сестра, не выдержала, крикнула:

— Ты и есть сын Музарбия, чьим луком и стрелами дэвов уничтожил!

Стала оправдываться мать, что боялась она, как бы дэвы не погубили сына, потому и скрывала.

Повел мальчик сестру и мать во дворец своего отца. А как зашло солнце, поднялся на башню и крикнул таким голосом, что все звезды замигали. Весь народ услышал этот крик, дивятся: что это, уж не встал ли Музарбий из могилы, — а нет, так кто бы мог его заменить?

На другой день дали знать всем, кто скрывался в горах или в лесах. Собрался весь народ. Пошли ко дворцу. Пришли, узнали, что объявился сын Музарбия и всех дэвов истребил, обрадовались. Возвели его на царство и счастливые вернулись по домам.

Только мать не радуется гибели Кремень-дэва. Узнала она, где схоронили его, каждое утро поливает могилу водой.

На третий день раздался из-под земли голос:

— Кто пожалел меня и полил водой? Нельзя ли соскрести горсть земли с могилы?

Поскребла женщина, раздалась земля, и вышел из могилы дэв. Обратила она дэва в муху и спрятала в коробочку.

Потом принесла сыну туфли не больше пальца и сказала:

— Ты на Музарбия не похож! Он вот какие туфельки носил.

Обиделся мальчик, как это он на отца не похож. Взял туфли, хочет обуть их, подвернулась у него правая нога и сломалась. Бросилась мать, открыла коробочку, выпустила муху, стала муха дэвом, бросился дэв на мальчика.

Схватил его мальчик, стоя на одной ноге, и бросил — до колен в землю всадил. Видит мать, вот-вот поборет он дэва, подбежала и насыпала сыну крупы под ноги, поскользнулся мальчик, схватил его дэв и свалил наземь, придавил коленом и всего на куски растерзал.

Встал дэв, и пошли они с матерью наверх, в башню.

Пришла сестра, увидела брата, на куски растерзанного, с быстротой молнии собрала все кусочки, уложила в мешок, увязала и унесла в горы.

Принесла в ту пещеру, где они раньше скрывались, сложила все кусочки, села возле и три дня и три ночи плакала над братом и слезами его обливала. На третьи сутки двинулся мальчик и очнулся, словно спящий пробудился.

Сказал брат сестре:

— Теперь я пойду домой, а вскоре и ты возвращайся.

Послушалась сестра. Мальчик крадучись вошел во двор и сказал старухе:

— Ты беги и кричи: «Музарбий идет, Музарбий идет!»

Побежала старуха, кричит:

— Музарбий идет!

Услышали дэв с матерью, бросились вон из дворца. Вбежал мальчик в башню, схватил лук и стрелы своего отца, пустил стрелу в Кремень-дэва и все двенадцать голов у него оторвал. Прибежала старуха, засыпала дэва головнями.

Схватил мальчик саблю, изрубил дэва в куски; развели огонь, сожгли все куски и в пепел обратили.

Вернулась сестра, обрадовалась она, увидев брата-победителя.

А мать поднялась на верх башни и упала там ни жива ни мертва.

Сказали мальчику сестра со старухой: «Не говорили тебе раньше, боялись за тебя, а теперь скажем. У твоего отца был конь, стоит он на привязи в такой-то пещере, если на том коне усидишь, больше уж ничего тебе не страшно».

Вывел наследник Музарбия коня, птицей взлетел на него. Взвился конь, хочет о небо удариться, а мальчик под живот подвернулся; хочет конь о землю его раздавить, а мальчик на бок перегнулся; хочет о скалу его разбить — на другой бок перегнулся.

Покорился конь.

Вошел мальчик в башню, вытащил за волосы мать-изменницу, привязал ее к конскому хвосту, погнал коня, так всю на куски изорвал.

Кончилась моя сказка.

Вчера там побывал, сегодня сюда пришел, завтра дальше пойду людям разные сказки сказывать, детей радовать.
clip_image001

УПРАЖНЕНИЯ В ПРАКТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ


Чем раньше мы начинаем воспитывать в детях стремление самим до­биваться своих целей, тем скорее создадим сильных, а следовательно самостоятельных и свободных людей», – говорила М. Монтессори. Педагог способствует этому, соответствую­щим образом подготавливая среду.
Предоставим ребенку возможность уп­ражняться в заботе о самом себе, в самооб­служивании. Он учится обращаться с лож­кой, вилкой, ножом, пипеткой, щипцами, ножницами, щеткой, салфеткой, полотенцем, губкой. Он переливает воду, пересыпает зер­но, застегивает и расстегивает одежду, при­чесывается, чистит зубы, моет руки, ухажи­вает за одеждой, обувью, стирает, гладит.
Дети учатся заботиться об окружающей их среде. Они протирают пыль, подметают пол, чистят ковер, моют посуду, окно, полиру­ют мебель и металлические предметы, чистят зеркало, оранжируют цветы и ухаживают за ними, работают в саду, кормят животных.
Разумеется, все эти умения приходят к ребенку не с помощью наставлений и объяс­нений, а в результате постоянных упражне­ний, самостоятельной деятельности в специ­ально организованной, дидактической среде. Для каждого упражнения есть свой рабочий материал, который предъявляется ребенку индивидуально, строго определенным обра­зом и в соответствующей последовательнос­ти. Материал содержит возможность само­стоятельного контроля над ошибками и ис­правления их. Все материалы для упражне­ний в практической жизни способствуют развитию мелкой моторики ребенка.
Приведем несколько основных материа­лов, организующих дидактическое прост­ранство для
упражнений в практической жизни детей.

Переливание из одного сосуда в другой
clip_image001
Два фарфоровых кувшинчика
Поднос
Губка

Пересыпание с помощью ложки
clip_image002
Две фарфоровые или деревянные плошки
Ложка
Поднос
Рамки с застежками
clip_image003
С пуговицами, кнопками
Со шнурками, бантами
С пряжками и т. д.





Чистка ботинок
clip_image004
Корзинка или поднос
Лист оберточной бумаги
Три различные щетки
Банка с кремом для обуви
Бархотка
Ботинки для чистки

Уборка пыли, мусора со стола
clip_image005
Корзиночка с заранее подготовленным мусором
Мелок
Совок
Яркая клейкая метка
Щетка
Все сложено в общую коробку или лежит на подносе.

Полировка металлических предметов
clip_image006
Полироль для металла в баночке с крышкой
Плошка с тампоном для полировки
Бархотка
Мелкие металлические вещи для полировки

Оранжировка цветов
clip_image007
Свежие цветы
Небольшая клеенка
Кусок оберточной бумаги
Одна-две вазы для цветов
Кувшин
Тазик
Ножницы
Приведенные здесь дидактические мате­риалы являются лишь малой частью разви­вающей среды для упражнений ребенка в практической жизни. Большинство же таких материалов учитель придумывает и констру­ирует сам, осознавая свою исследователь­скую функцию по отношению к ребенку.
В результате жизни в соответствующей развивающей среде ребенок приобретает самостоятельность, независимость от взросло­го. Он самостоятельно или при минималь­ной помощи одевается и раздевается, засте­гивает и расстегивает застежки, шнурует и чистит обувь, причесывается, моет руки, стирает, полоскает посуду, гладит. Он акку­ратно переливает воду из одного сосуда в другой или из одного сосуда в несколько, пе­ресыпает зерно из сосуда в сосуд с помощью ложки, успешно работает с пинцетом, с бельевыми прищепками, ножницами, нанизывает бусы разной величины, вышивает на картоне по заданным отверстиям, сортирует природ­ный материал (шишки, орехи, бобы и т.д.), аккуратно складывает салфетки, правильно режет ножом овощи и фрукты, трет их на терке, оранжирует цветы, кормит животных, полирует металлические предметы и мебель, умеет протирать пыль и подметать пол, рабо­тает с пылесосом, правильно сервирует стол, участвует в приготовлении пищи.
УПРАЖНЕНИЯ ДЛЯ РАЗВИТИЯ ДВИГАТЕЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ
Придавая большое значение сенситивному периоду развития движе­ний у детей 3-6 лет, обратимся к организа­ции специального двигательного простран­ства, где ребенок может тренировать муску­лы, учиться владеть своим телом.
Самостоятельное выполнение уже таких обыденных житейских актов, как одевание, раздевание, ношение различных предметов, спонтанно упражняет ребенка в движениях.
Наиважнейшим видом движения для ре­бенка в этот период является лазание. Не меньшее значение имеют висы, прыжки, вращения, качения, катание, равновесие. В своих работах М.Монтессори приводила примеры таких физкультурных снарядов, как заборчик, трамплин, качели, веревочка, круглая лесенка, ступеньки с площадкой, ве­ревочные лесенки.
Наиболее полно дает возможность детям осуществить развитие движений спортив­ный комплекс В.Скрипалева, предложенный им в 70-х гг. и испытанный в различных дет­ских учреждениях и в домашних условиях, например в семье Л. и Б.Никитиных. Ком­плекс состоит из систем перекладин, лест­ниц, резиновых лиан, качелей, горок и про­чих легких сооружений.
clip_image008
Не менее важно создать развивающую среду для пребывания и упражнений ребен­ка в воде: бассейн, большую ванну, душе­вой уголок.
Во время прогулок, пребывания детей на улице используются велосипеды, самокаты, санки, лыжи, лопаты, тележки, карусели и т.д.
Если предоставить ребенку соответству­ющие условия для развития движений, он в возрасте от 3 до 6 лет научится качаться на качелях, висеть и упражняться на кольцах, подтягиваться, делать «лягушку», «уголок», переворот, забираться на шведскую стенку и различные веревочные лесенки, прыгать, ку­выркаться и в то же время делать плавные ритмические движения, ходить по линии, подползать под низкую скамейку, соблюдать равновесие, плавать, нырять.
УПРАЖНЕНИЯ ДЛЯ РАЗВИТИЯ ЧУВСТВ
Исходя из понимания идеи впитыва­ющего разума и познания ребенком окружающего мира через сенсорику, утонче­ние чувств, необходимо создать условия, по­могающие этому процессу.
В Монтессори-материалах сконцентри­рованы возможности утончения сенсорики. Каждый из них рассчитан на развитие преж­де всего одного изолированного чувства, но косвенно, подспудно он работает и на зону ближайшего развития ребенка, как бы под­талкивает его к спонтанному восприятию интеллектуальных понятий: маленький – большой, тихий – громкий, гладкий – шершавый. Ребенок фиксирует контраст, градуи­рует, распределяет по парам, дифференциру­ет, различает форму, величину, цвет, вес предметов, т. е. производит сложную работу интеллекта – анализ и синтез.
Приведем несколько сенсорных Монтессори-материлов, обращая внимание на то, что это лишь малая часть разработанных ею, а также ее последователями материалов.

Для развития зрения
clip_image009

Для развития слуха
clip_image010
Шумящие цилиндры Колокольчики
(погремушки с
раз­ным наполнителем)
Для развития осязания
clip_image011
Для развития вкуса – вкусовые стаканчики.
Для развития термического чувства – термические бутылочки.
Для развития обоняния – баночки с запахами.
Для развития барического чувства – весовые таблички.
Для развития стереогностического чувства – геометрические тела.
clip_image012
clip_image013
Существуют и другие материалы, помога­ющие ребенку в утончении чувств. В Москов­ском Доме Марии Монтессори дети успешно работают с кубиками «Сложи узор» и «Уникуб» Б.П. Никитина, хорошо упражняющи­ми зрение, с шумовыми музыкальными ин­струментами Л.Виноградова, коллекциями ко­локольчиков, свистулек и раковин, развиваю­щих слух, собранными сотрудниками Дома Монтессори, и с другими материалами.
Каждый материал содержит в себе воз­можность контроля над ошибками, что поз­воляет ребенку самостоятельно работать с ним, без помощи учителя. Материал эстетичен. Он как бы зовет ребенка «возьми меня». Материал стоит на полке в единственном эк­земпляре и позволяет ребенку сделать свой внутренний выбор. Он устроен таким обра­зом, что малыш, взяв его, готов продолжать работу, проявляя активность и инициативу, повторять ее неоднократно.
Развитию сенсорики и творческого мы­шления помогает самостоятельная художе­ственная деятельность ребенка. В учебном пространстве класса выделен уголок-ателье, где на полках стоят баночки с красками, кис­ти, коробки с глиной и пластилином, клей, цветная и белая бумага, воск и восковые мел­ки, природный материал для создания орна­ментов и художественных поделок.
В результате года работы с сенсорным материалом в специально организованной развивающей среде дети 2,5-5,5 лет приобре­тают следующие понятия и навыки: собирают предметы по принципу увеличения – умень­шения (понятия «большой – средний – ма­ленький», «толстый – тонкий», «длинный – короткий», «высокий – низкий», «глубокий – мелкий»); подбирают пары цветов, их оттен­ки и различают цвета (называют до 16 цве­тов); различают шершавые и гладкие поверх­ности; подбирают предметы по степени их шершавости; определяют ткань: толстая – тонкая, грубая – нежная, рыхлая – прочная; называют наиболее простые ткани; различа­ют ногами: шершавый – гладкий; различают шумы: громкий – тихий; подбирают пары шумов и звуков; различают звуки: высокий – низкий; способны повторить тон звуков, ритм; различают вес предметов (понятия тяжелый – легкий, тяжелее чем – легче чем); различают предметы: плоский – объемный; различают и называют объемные тела и плос­кие фигуры: куб, шар, призма, пирамида, ко­нус, цилиндр, треугольник, квадрат, круг, овал, прямоугольник, трапеция, параллело­грамм; различают: горячий – теплый – холод­ный, сладкий – кислый – горький – соленый; успешно работают кистью и красками, с гли­ной и пластилином; рисуют карандашами, фломастерами, пером; режут бумагу и ткань; прибивают гвозди, завинчивают гайки и бол­ты; поют; дирижируют; сочиняют истории; танцуют; декламируют стихи.
УПРАЖНЕНИЯ В РАЗВИТИИ РОДНОГО ЯЗЫКА
Нет особого периода в жизни ребен­ка, когда он только и делал бы, что изучал язык. Это происходит каждый день жизни, начиная с самого первого. Развитие речи – процесс естественный, природный, происходящий на основе сенсорного и соци­ального развития. При этом сам механизм речи начинает работать раньше, чем слово обретает в голове ребенка свой смысл.
Малыш чутко прислушивается к речи матери, пытается произносить отдельные звуки, затем его интересу подвергаются сло­ги, и только потом он начинает произносить слова. Эти физиологические основания М. Монтессори выдвигает как принципиаль­ные в построении своих методик.
Основным упражнением в развитии ре­чи служит прежде всего наглядно-образное расширение словарного запаса ребенка и разного рода классификации предметного словаря. Основные классификационные группы для детей – это человек, животные, растения. Внутри этих групп можно вычле­нять многочисленные подгруппы, классы, виды. Материалом для упражнений в разви­тии речи служат разноцветные коробки с ма­ленькими предметами, а чуть позже соответственно карточки с их изображением.
Новые слова вводятся в лексикон ребен­ка через трехступенчатый урок:
1.Это...
2. Дай мне ...
3. Что это?
Слова же, которые не могут быть пред­ставлены предметами (доброта, страх, ра­дость, грусть и т.д.), появляются в детской речи через ситуативное рассмотрение в кон­кретном жизненном эпизоде.
Следуя законам антропологии, облачим в дидактическое платье потребность ребенка в различении звуков языка, складов и отдель­ных слов. К упражнениям такого рода отно­сятся игры со звуками, помогающие ребенку расслышать отдельные части человеческой речи. И как только малыш научится выде­лять отдельные звуки в словах, т.е. совер­шать звуковой анализ слов, можно делать следующий шаг – знакомить его с символь­ными изображениями звуков – буквами.
Психофизиологический механизм гораздо проще, конкретнее механизма устной ре­чи и для ребенка является очень легким заня­тием. Основными материалами служат шер­шавые буквы, металлические рамки и вкла­дыши, подвижной алфавит, печатная азбука.
clip_image014
Работа с металлическими рамками мо­жет предшествовать по времени остальным материалам, так как подготавливает руку к процессу письма. Наблюдения показали, что с подвижным алфавитом и шершавыми бук­вами ребенок работает одновременно, испы­тывая неуемную потребность взять каран­даш и писать буквы, склады, слова.
М.Монтессори отмечала, что, когда ре­бенок пишет под диктовку, переводя в знаки звуки слов, он анализирует услышанное сло­во, разлагает его на отдельные звуки, перево­дя их в графические движения с помощью уже развитой моторики.
Письмо служит итогом всей предвари­тельной внутренней работы, оно возникает спонтанно и ведет по дороге высокой умст­венной работы. В этот же период малыш с удовольствием занимается переписыванием, сравнением письменного и печатного алфа­вита. Он впервые делает открытие, что мно­гие слова пишутся не так, как произносятся и слышатся. Но письменная речь ребенка еще долго будет оставаться фонетической, лишенной грамматического написания.
Следуя общему принципу – от конкрет­ного предмета к абстрактному знаку, его обозначающему, – будем работать с коробками, в которых собраны мелкие игрушки и кар­точки с их названиями.
clip_image015
От игрушек перейдем к карточкам «Кар­тинка – слово».
Работа с этим материалом незаметно пе­реведет ребенка со ступеньки механического чтения к постепенному. Этот процесс зафик­сируют и другие материалы.
clip_image016
При упражнении в чтении ребенку надо облегчить понятийный процесс. Особенно в той его части, где написание слова не соот­ветствует его слуховому восприятию. Для этого предлагается разделить весь материал для чтения на 3 части. В розовой серии ребе­нок оперирует лишь словами, не вызываю­щими трудностей при чтении, т.е. такими, которые читаются так же, как пишутся. В го­лубой серии на всех карточках написаны слова с какой-либо трудностью при чтении. Например, пишется «О», а читается «А». Бе­лая серия карточек содержит самые разные слова и предложения и является в этом смыс­ле контрольной для двух первых.
Хорошим подспорьем при обучении ре­бенка правильному чтению является азбука Л.Н.Толстого, дающая великолепный мате­риал и для моторного и для постепенного чтения, а также предоставляющая возмож­ность для свободной работы ребенка.
clip_image017
В итоге работы с Монтессори-материалом и другими дидактическими пособиями для развития родного языка ребенок успеш­но выполняет следующие действия: аккурат­но обводит и штрихует; пишет буквы мелом и карандашом; называет буквы русского ал­фавита; складывает слова; пишет слова и предложения; анализирует звуковой состав слова; соотносит звуки с буквами; правильно читает слова без трудностей и с трудностями языка; читает предложения; читает механи­чески; читает постепенно, т.е. осмысленно, читает вслух и «про себя»; пересказывает прочитанное; понимает идею рассказа; пи­шет короткие сочинения.
УПРАЖНЕНИЯ В РАЗВИТИИ МАТЕМАТИЧЕСКИХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ
Развитие представлений ребенка о десятичной системе происходит в три этапа.
I. Количественный счет и образование числа в пределах десятка, цифровое изображение чисел, значение 0 (нуля).
П. Построение десятичной системы в кон­кретном («золотой материал») и цифро­вом выражении, запись цифр, выполне­ние сложения, вычитания, умножения, деления на «золотом материале».
III. Работа с большими числами. Счет на цепочках, квадратные и кубические числа, выполнение 4 действий с по­мощью арифметических таблиц. Для этого существует ряд материалов, помогающих ребенку освоить нумерацию и счет от 10 до 19 и от 10 до 99 и оперировать этими числами.
Основным принципом предъявления ре­бенку математических материалов является принцип восхождения от конкретного к абст­рактному и их сравнение. Все действия проиг­рываются сначала через руку, в бусинах или марках, затем зрительно фиксируются их сим­волы – цифры на карточках, а следом происхо­дит сравнение чисел и цифр (бусин и карт).
Один из первых предъявляемых ребенку математических материалов – красно-синие штанги. Ребенок сначала просчитывает от­резки на этих штангах рукой, фиксируя в го­лове порядковую нумерацию. Затем отдель­но ему предъявляются карты с цифрами, ко­торые изучаются через трехступенчатый урок. А потом штанги и таблички (числа и цифры) соединяются и сопоставляются.
Красно-синие штанги дают возмож­ность ребенку выполнять арифметические действия в пределах десятка и решать не­трудные примеры.
clip_image018
Изучение количественных числитель­ных, а также понимание, что число состоит из отдельных единиц, происходит на матери­але, который называется «Веретена».
clip_image019
Этот материал дает ребенку также пони­мание одного из значений нуля. Ребенок учится сравнивать числа по их количеству. Действия производятся с помощью руки, а цифровое изображение дано на задней стен­ке кареток.
Особое место в математических матери­алах М.Монтессори занимает «золотой мате­риал» – система золотых бусин, объединен­ных в десятки, сотни и тысячи. Из «золотого материала» и карточек с цифрами, выложен­ных системно, дети строят на ковриках деся­тичную систему и производят исчисления: складывают, вычитают, умножают и делят.
clip_image020
Кроме уже описанных в группу матема­тических материалов М.Монтессори входит множество других, помогающих малышу развивать абстрактное математическое мыш­ление на основе развитой сенсомоторики и навыков практической жизни.
Математический материал предъявляет­ся ребенку в строгой последовательности и определенным образом, а упражнения с ним ребенок выполняет самостоятельно по зада­нию под контролем учителя.
Работая с математическим материалом, ребенок учится выстраивать ряд от 1 до 10; узнает цифры 1-10, 11-99; различает коли­чества, четные и нечетные числа; выстраива­ет и читает десятичную систему в бусинах и в цифрах; определяет десятки, сотни, тыся­чи; записывает цифровые задания; выполня­ет сложение, вычитание, умножение и деле­ние на золотом материале; производит вы­числения с помощью цепочек и таблиц.