четверг, 16 декабря 2010 г.

Петя и Зависть

clip_image001

 

Петя завидовал всем и всегда. Зависть донимала его уже с самого утра.
– Вставай, соня, – будила его мама, – в школу опоздаешь.
Петя нехотя поднимался с кровати и сразу же начинал завидовать коту Ваське, который спал на стуле, свернувшись клубком.
– Везет же этому лежебоке: в школу идти не надо, зубы чистить тоже не надо. Только и заботы, что спать да за мышами гоняться.
По дороге в школу Петя завидовал всем, кто, по его мнению, жил без забот: птицам, чирикавшим на ветках, пенсионерам, дремавшим на лавочках, младенцам, спавшим в колясках.
В классе он завидовал летчику в пролетавшем за окном самолете: "Вот летчик… Ему не надо учить уроки, сидеть в классе, делать домашнюю работу. Он может летать куда угодно: хочет – полетит сегодня в Африку, а завтра – в Америку".
Даже после школы зависть не расставалась с ним.
– Сын, сходи в магазин за молоком, – просила мама.
– Ой, я так устал сегодня в школе, – отвечал Петя, с завистью глядя на папу, который сидел в кресле перед телевизором и смотрел футбол.
Нельзя сказать, что Петя относился к своей зависти с равнодушием. Нет, в глубине души он понимал, что поступает плохо, и думал: "И чего эта зависть привязалась ко мне? Что ей от меня нужно?"
Так шло время, и наступили летние каникулы. Учебный год Петя закончил с очень плохими отметками, и учительница дала ему домашнее задание на все лето. Это привело к тому, что родители, которые вначале хотели взять Петю с собой путешествовать по Италии, передумали и решили оставить его дома, под присмотром бабушки с дедушкой. Чего только Петя ни делал: упрашивал, плакал, обещал хорошо учиться в следующем году – родители были непреклонны, и Петя остался дома.
Началась у Пети тяжелая жизнь. Каждый день с самого утра, вместо того чтобы бежать на улицу, играть с ребятами и кататься на велосипеде, он садился за учебники.
Как-то раз вечером он вышел на улицу, сел на лавочку возле дома и задумался: "Совсем замучила меня эта зависть – все лето испортила!" А потом не выдержал и вслух произнес:
– Не хочу никому завидовать. Пусть эта зависть убирается от меня куда хочет.
– Звал меня, родненький? – услышал вдруг Петя у себя над ухом чей-то скрипучий голос.
Подняв голову, он увидел высокую худую старуху с клюкой, одетую в какие-то лохмотья.
– Вы кто? – пытаясь скрыть свой испуг, дрожащим голосом спросил Петя.
– Как? Ты меня не узнаешь? – с ехидцей спросила старуха. – А ведь мы с тобой очень давно знакомы. Я твоя зависть.
– Зависть? – недоверчиво переспросил Петя. – Что-то я не слышал о том, что зависть может вот так сама по себе разгуливать.
– Не слышал, не слышал, – насмешливо передразнила старуха. – Ты еще много чего не слышал, молод еще. Подвинься лучше, дай присесть старушке.
– Уходите отсюда! Вы старая и противная! – начал дерзить Петя.
– Ох-ох-ох, – запричитала старуха. – То, что старая, – твоя правда. Давно живу я на свете. А вот то, что противная, – это ты сам виноват.
– Ничего себе, – возмутился Петя, – вы заставляете меня завидовать, и я же еще и виноват?
– Виноват, еще как виноват, – подтвердила Зависть, бесцеремонно усаживаясь рядом с Петей. – Ведь это ты выбираешь, кому завидовать, а мое дело простое – исполнять твое желание.
– А какая разница, кому завидовать? – изумился Петя. – Зависть – это всегда плохо.
– Ну не скажи, – оживилась старуха. – Хочешь, я сама выберу, кому ты будешь завидовать? А потом посмотрим, плохо ли это.
– Давайте, попробуйте… – с усмешкой согласился Петя.
– Ну-ка, родненький, посмотри сюда, – с этими словами Зависть ткнула своей клюкой куда-то в сторону.
Во двор из подъезда вышел соседский мальчик Левка. Петя его недолюбливал, потому что Левка был отличником. А все отличники, считал Петя, – выскочки и слабаки. Вот сейчас подойти бы к этому Левке да подзатыльника дать – сразу заревет и побежит мамочке жаловаться.
– Ну давай, ударь, – словно услышав Петины мысли, начала подзуживать старуха, – подойди да врежь как следует этому отличнику.
Недолго думая, Петя подошел к ничего не подозревавшему Левке и с размаху влепил ему затрещину. Неожиданно вместо Левкиной шеи рука уткнулась в пустоту и сразу же была вывернута назад ловким приемом.
– Ой!!! – вскрикнул Петя, – отпусти руку, больно же!
Левка отпустил руку и, ничего не сказав, ушел, а ехидная старушка хохотала, схватившись за живот и показывая на Петю пальцем. Обидно стало Пете и досадно: "Вот тебе отличник и маменькин сынок…"
И тут у Пети проснулась зависть – но не простая, а какая-то особенная, приятная. Захотел он вдруг стать таким, как Левка: читать умные книжки, приемам всяким обучиться. Посмотрел на старушку, а та вроде изменилась – симпатичнее как будто стала.
На следующий день бабушка с дедушкой не могли понять, что случилось с Петей. Встал утром сам, зарядку делать начал, а после завтрака без напоминаний за учебники сел. Вечером, когда Петя вышел во двор, он уже не удивился, услышав за спиной знакомый голос:
– Ну что, родненький, может, позволишь мне еще разочек выбрать, кому завидовать?
– Хорошо, – согласился Петя. – Только не заставляйте меня опять драться.
– Обойдемся и без драки, – охотно уступила старушка. – Я думаю, что ты уже успел поумнеть немного. Давай-ка прогуляемся с тобой, что-то скучно мне стало.
– Я не могу без разрешения со двора уходить.
– А уходить никуда и не нужно, – ответила старушка и взмахнула рукой.
И тотчас перед Петей появился большой экран – как в кинотеатре. А на нем – знакомая улица, по которой он всегда ходил в школу. По этой улице шел Вовка, одноклассник Пети. В руках у него были большие пакеты с продуктами – видно, в магазине был.
В классе Вовка ничем особо не выделялся: отличником не был, стёкла футбольным мячом не бил, ходил в старенькой обуви и простенькой одежде.
Идет Вовка по улице, а Петя за ним через экран наблюдает. Вот зашел он в подъезд, потом в лифт, поднялся на шестой этаж, поставил пакеты около двери и на кнопку звонка нажал. Дверь открыла маленькая девочка – сестра, наверное. Вовка в дом зашел, пакеты на стол поставил, из спальни братишка выскочил, а тут и мама Вовкина из кухни вышла. Вовку обняла, по голове погладила.
– Какой ты у меня большой, – говорит, – помощник!
И так Пете завидно стало и обидно: его-то мама никогда помощником не называла и по голове не гладила. Он чуть не заплакал.
Экран исчез, словно никогда его и не было, и старушка тоже исчезла. А Петя вдруг вспомнил, что бабушка с дедушкой у него старенькие уже, а он им никогда помощи своей не предлагал: в магазин ни разу не сходил, в доме ничего не сделал.
На следующий день его как подменили: сходил в магазин за молоком, убрал свою комнату, помог бабушке развесить белье на балконе, вынес мусор. Бабушка с дедушкой даже прослезились от радости – настолько поведение внука было для них неожиданным и приятным.
Вечером Петя уже с нетерпением ждал свою Зависть: уж очень понравилось ему завидовать в последнее время. Ждет он десять минут, ждет полчаса – никого нет. Только женщина какая-та в шляпке на соседней лавочке сидит и улыбается все время.
Не выдержал Петя и начал звать:
– Бабушка Зависть, где ты? Куда ты исчезла?
– Да тут я, тут, не признал меня, что ли? – отозвалась с соседней лавочки та самая женщина в шляпке.
– Нет, не узнал, – ответил удивленный Петя. – Изменилась ты совсем: молодая стала и добрая. А давай опять пойдем кому-нибудь завидовать.
– Нет, – облегченно вздохнула Зависть, – теперь ты и без меня управишься. А я тебе незаметно помогать буду. Ведь я для того и существую, чтобы людям помогать. Только не все знают, как моей помощью правильно пользоваться надо.
Петя подумал немного, а потом расплылся в улыбке: он-то теперь знал, как пользоваться этой помощью.

Комментариев нет:

Отправить комментарий