понедельник, 14 февраля 2011 г.

Сказка о Золотом Пёрышке Итальянская народная сказка


  clip_image001

 

Жили-были король с королевой, а у них была дочка, да такая красавица, ну как солнышко или как полная луна, но такая шалунья и озорница, такая капризная да вспыльчивая, какою может быть только девочка, которую папа с мамой слишком балуют.

Чем больше шалила маленькая королевна, тем больше радовались ее родители, смеялись и говорили:

— Ах, какая шалунья! Ну, какая озорница!

Пришлось им однажды горько заплакать и покаяться в своем потворстве.

Как-то раз король отправился на охоту. И повстречалась ему у ворот дворца обтрепанная старушонка, согнулась вся, на палочку опирается.

— Вам чего надобно, старушка?

— Да вот короля ищу.

— Я и есть король.

Старуха вежливо поклонилась ему и подала письмо:

— От короля испанского.

Король испанский просил в этом письме, чтобы приняли старуху ласково и пригласили ее переночевать во дворце — как будто это особенная его персона была.

«Не спрашивайте ее, ни откуда она пришла, ни куда идет, — вы не раскаетесь в своей любезности» — было написано в письме.

Король принял подобную просьбу за шутку и приказал, чтобы старухе отвели какую-нибудь комнату под крышей да накормили ее в кухне, за одним столом со слугами.

— Благодарю вас, ваше величество! — сказала старуха и поплелась наверх, в комнату под крышей.

За обедом, усевшись за одним столом со слугами, она кушала себе тихомолком, на уголке сидя, как вдруг — шмыг к ней за спину королевна и высыпала старухе в тарелку с супом полную солонку да целую перечницу: попробуйте, мол, как вкусно!

Захохотали слуги:

— Ах, какая шалунья! Ну, какая озорница!

Старуха и виду не подала, докушала свою тарелку, точно ничего не случилось.

Узнали про выходку своей дочки король с королевой и тоже смеются:

— Ах, какая шалунья! Ну, какая проказница!

Встала старуха из-за стола, начала искать свою палочку и нигде не может найти. Посмотрела на огонь в камине, а палочка уже наполовину сгореть успела.

Королевна же, корчась от смеха, говорит ей:

— Теперь ваша палочка тепленькая стала, вам так будет гораздо удобнее!

Снова захохотали слуги:

— Ах, какая шалунья! Ну, какая озорница!

Вытащила старуха свою палочку из огня и пошла прочь из кухни как ни в чем не бывало.

Узнали король с королевой про выходку своей дочки и тоже смеются:

— Ах, какая шалунья! Ах, какая озорница!

На другое утро, перед тем как уйти из дворца, встретила старуха на лестнице поджидавшую ее королевну.

Та ее спрашивает:

— Старушка, старушка, вы откуда пришли, куда пошли? Вы что мне на память в подарок нашли?

А старуха и проворчи ей в ответ:

             Куда я иду, откуда бреду —
             Там вечный дождь и ветер свистят.
             Ты с ветром ко мне прилетишь,
             С дождем от меня уплывешь...


Тронула старуха королевну своей полусгоревшей палочкой и пропала.

А королевна стала с этого дня терять в весе. Она не худела, не дурнела и росла как следует, но с каждым месяцем становилась все легче да легче. Минуло ей восемнадцать лет, с виду была она девушка кровь с молоком, с целой короной золотых волос на голове, а весила меньше перышка, так что самое легкое дуновение поднимало ее на воздух.

Можете себе представить отчаяние короля с королевой.

Не желая, чтобы люди узнали о несчастье, приключившемся с их дочкой, они держали все окна и двери в королевском дворце на запоре, боялись вывести королевну в сад или во двор, чтобы малейший ветер не унес ее бог весть куда.

И пришлось бедной королевне сидеть целыми днями взаперти, а сидя взаперти, она страшно скучала. И вот, чтобы развлечь ее хоть немножко, король с королевой с утра до вечера дули на нее. Она поднималась на воздух и летала по коридорам и залам дворца.

От всей души веселилась королевна, летая по воздуху, и знай себе покрикивала:

— Подуйте еще, ваше величество! Ну, подуйте же еще!

И король с королевой принимались дуть на нее изо всей силы, чтоб она поднялась выше. Но чем выше взлетала королевна, тем громче она кричала:

— Подуйте, ваше величество! Ну, подуйте же еще!

Король с королевой не могли все время бегать за нею следом и дуть на нее, изображая кузнечные мехи. Стоило же им только перестать, королевна плакала и капризничала. Увидят бедные родители, что дитя их слезами заливается, и снова принимаются дуть на нее — король с одной стороны, королева с другой, а королевна, снова развеселившись, в ладоши хлопает и кричит:

— Подуйте, ваше величество! Ну подуйте же!

Дули они, дули, чтобы королевна к самому потолку поднималась, целыми днями бегали за нею следом по залам и коридорам дворца. Когда же, устав, отдыхали, то горько жаловались на судьбу:

— Несчастное дитя наше, если бы знать, кто напустил на тебя такие злые чары?

Как-то раз при этих словах королевна вспомнила о том, что ей старуха на лестнице проворчала, и сказала:

— А ведь это старушонка меня заколдовала!

— Как так?

— Она мне пригрозила тогда:
             «Куда я иду, откуда бреду —
             Там вечный дождь и ветер свистят.
             Ты с ветром ко мне прилетишь,
             С дождем от меня уплывешь...»


Если бы король теперь мог найти эту старуху, никаких сокровищ не пожалел бы, только бы сняла она колдовство с королевны. Но кто же мог знать, где ее найти?

И продолжали король с королевой дуть, чтобы летало по воздуху их Золотое Перышко, как прозвали они королевну, потому что волосы у нее блестели, как чистое золото. А Золотое Перышко только о том и думала — как бы полетать.

Кушала она как следует, росла все выше, становилась все краше, а в весе так убавилась, что обыкновенное перо по сравнению с ней показалось бы тяжелым, как свинец. Вздоха было достаточно, чтобы поднять ее на воздух! И все так же капризничала и сердилась, когда король с королевою не сильно на нее дули, все так же покрикивала:

— Подуйте, ваше величество! Ну, подуйте же еще!

Они едва на ногах держались от усталости, и от постоянного напряжения лица их вытянулись. А Золотое Перышко, подрастая, делалась все требовательнее и без отдыха желала носиться по воздуху.

По правде сказать, не было других развлечений у бедняжки, но не могли же ее родители вечно дуть на нее? А если бы они умерли, у кого тогда хватило бы терпения продолжать это занятие? Не находили себе покоя король с королевою ни днем ни ночью.

Разнеслась по свету молва о красоте королевны. И король португальский прислал просить ее руки для своего сына, так как тому пришла пора жениться.

Вот положение! Если ответить отказом, король португальский мог обидеться и объявить войну.

Целые сутки думали и советовались король с королевою и решили выиграть время, отложив свадьбу на год.

От королевича пришло письмо, что он хочет навестить свою нареченную, чтобы лично познакомиться с нею. Значит, все равно приходилось открыть ему тайну королевны, а этого родителям ее смерть как не хотелось.

Видя, как сильно огорчены они — у них даже не хватало духу подуть на нее, — королевна сказала:

— Ваши величества! Так как старушонка пробормотала: «Ты с ветром ко мне прилетишь», — отпустите меня, так, видно, судьба моя хочет!

Заплакали, закричали король с королевой:

— Никогда! Никогда не отпустим тебя, дочка наша милая!

А королевна настаивает:

— Отпустите — сердце говорит мне, что так я найду свое счастье!

Наконец решились король с королевой послушаться ее и в один прекрасный день отнесли свою дочку на носилках на высокую гору, обняли ее, благословили и отдали на произвол ветру.

В одно мгновение ока подняло ее вверх, понесло далеко-далеко, и спустя несколько минут потеряли они ее из виду.

Оставим их плакать и последуем за королевной…

Сначала она тоже огорчилась разлукой, но, видя, как высоко и быстро несется по воздуху, чего ни разу еще в жизни ей не приходилось испытать, развеселилась и стала посматривать вниз и по сторонам. Вот зрелище! Города, горы, долы, реки и леса — все проносилось под нею. Ей казалось, что сама она не движется, а земля стремительно летит мимо нее.

Когда ветер дул немного слабее, она спускалась ниже к земле, но все летела вперед и вперед над новыми горами, долами, лесами — все более густыми, реками — все более широкими.

И вдруг увидела, что земля пропала, а под нею — вода, куда глазом ни кинет, всюду вода, вздымаются огромные волны, оделись они белою пеною, бегут мимо с грозным ревом... Летит королевна над морем, а ветер так низко опустил ее, что в лицо ей летят соленые брызги. Испугалась, заплакала она, думала, что погибает. Но снова подняло ее кверху, и опять помчалась она вперед и выше, еще стремительнее...

Потом увидела она, как погасло красное солнышко, опустясь в море, а на небе загорелись звездочки.

Сжалось сердце у королевны, заплакала бедняжка, закричала:

— О матушка... Милая моя матушка!..

Летит Золотое Перышко, мерно покачивает ее ветер, баюкает. Отяжелели мало-помалу ее ясные глазки, и она, не заметив, как это с нею случилось, уснула, будто лежа в своей собственной постели.

Сколько миль пролетела она во время сна? Кто же это может знать!

Когда же на заре проснулась королевна, то увидела, что летит над зелеными долинами, и вздохнула свободнее. Летела она так низко над землею, что могла разглядеть деревенские домики, деревья, дороги и тропинки, даже людей, только они показались ей маленькими, точно муравьи. Иногда до нее доносились людские голоса:

— Это что же такое? Птица какая-нибудь злая?

Солнышко уже высоко поднялось, ветер стал утихать. Волосы у королевны распустились и обвились вокруг шеи, платье надулось и хлопало по ветру, точно крылья.

Близко ли то место, куда несла ее судьба, радостная или печальная, — кто знает?

Захотелось есть королевне - целые сутки во рту у нее не было ни одной крошки, ни единой капли воды, но как найти что-нибудь съедобное здесь, в воздухе?

Летит ей навстречу стайка птичек. Взмолилась королевна:

— Птички, птички, дайте мне чего-нибудь поесть, хоть того, что вы на клювиках своих несете!

А птички ей в ответ:

— Нас ждут в гнездышках наши птенчики, мы пищу для них беречь должны.

И пролетели мимо.

Ветер еще выше поднял Золотое Перышко.

Плывут ей навстречу густые тучи. Взмолилась королевна:

— Тучи, милые тучи, дайте мне хоть капельку воды, я умираю от жажды!

А тучи ей в ответ:

— Мы торопимся полить посевы на земле, нам некогда...

И проплыли мимо.

На закате увидела Золотое Перышко высокую скалистую гору. На вершине горы стоял замок из белого и серого мрамора, такой большой, точно целый чудесный город.

Приободрилась немного королевна и подумала: «Хоть бы тут мне остановиться! О матушка, милая моя матушка, чувствую — умираю я...»

От голода и слабости она потеряла сознание, перестала видеть и слышать. Когда же пришла в себя, то очутилась на террасе того самого дворца, который видела издали.

Поднялась она по лесенке во дворец, надеясь встретить кого-нибудь, но ни одной живой души нигде не нашла.

Странный это был дворец — стены комнат, рамы окон и дверей, колонны, столы, стулья, вся мебель были из белого или серого мрамора, и повсюду стоял пряный запах соли и перца.

Открыла королевна один из шкафов. В нем оказались блюда с разными кушаньями, хлеб, фрукты, разные сласти, но все из белого или сероватого мрамора и с таким сильным запахом, что Золотое Перышко все время отчаянно чихала.

Побуждаемая голодом, решилась королевна все-таки попробовать какое-то кушанье и остолбенела от изумления: все оказалось сделанным из соли и перца. Присмотрелась к остальным вещам и убедилась, что и дворец весь был построен из гладко отполированных соляных глыб и прессованного перца!

Вспомнила королевна Золотое Перышко о солонке и перечнице, которые опрокинула старухе в тарелку с супом, и догадалась:

— Это старушонкин дворец! Она меня теперь наказывает...

И принялась плакать и кричать:

— Старушка, старушка! Дай мне покушать!

В ответ издали донесся слабый голос:

— Тут столько всякой всячины! Попробуй, как вкусно!

Нечего делать, взяла королевна хлебец и яблочко, принялась кушать. И яблоко, и хлеб были совсем как настоящие, только крепко посоленные и густо посыпанные перцем.

Снова заплакала и закричала королевна:

— Старушка, старушка! Дай мне напиться!

И снова в ответ ей издали донесся слабый голос:

— Тут столько всякой всячины! Попробуй, как вкусно!

Взяла королевна кувшин с водой, налила в стакан, выпила одним духом...

И вода тоже оказалась соленой и сдобренной перцем.

Потянулись дни за днями. Бродит королевна по огромному дворцу одна-одинешенька. Выйдет в сад прогуляться — деревья, цветы и трава в саду тоже из соли и перца сделаны, так что бедняжка Золотое Перышко, непрерывно чихая от сильного запаха, слезами с утра до ночи заливается...

Отправимся теперь к португальскому королевичу, поехавшему навестить Золотое Перышко.

Плача, встретили его король с королевою и сказали:

— Нашу королевну ветром унесло!

Сначала королевич подумал, что над ним смеются, но, когда выслушал историю Золотого Перышка, объявил:

— Пойду на поиски за нею!

— Куда же?

— Хоть на край света! Хочу найти ее во что бы то ни стало.

Сел на коня и поехал, спрашивая всех встречных:

— Будьте милостивы, не видали вы, как по воздуху летела красивая девушка, уносимая ветром?

Многие принимали его за сумасшедшего и даже не удостаивали ответом. А он снова спрашивал:

— Будьте милостивы, может быть, вы видели, как по воздуху летела красивая девушка, уносимая ветром?

— Как же, как же, видели! Нам показалось, что это какая-то злая птица.

— А куда она полетела?

— Да все прямо, прямо вперед.

Пришпорил королевич коня, поехал дальше, встретил новых людей и снова спрашивает:

— Будьте милостивы, не видали вы, как по воздуху летела красивая девушка, уносимая ветром?

— Как же, как же, видели! Летела... Нам показалось тогда, что это злая птица какая-то. А потом ее ветром подхватило, и она пропала за тучами.

При этих словах королевич совсем было духом пал и собрался уже назад поворачивать коня, да повстречал на опушке леса древнего старичка с длинною, до колен, седою бородою, с киркой в руке.

— Вы кого ищете, прекрасный рыцарь, в этих местах?

— Ищу королевну Золотое Перышко, унесенную ветром. Будьте милостивы, не видали ли вы ее?

— Как же, как же! Она просила покушать у пролетавших птичек и напиться у туч, но ни те, ни другие ничего ей не дали. Но кто идет, дойдет, кто ищет, найдет! Не падайте духом, прекрасный рыцарь!

— А вы кто такой?

— Так себе, бедный старичок. Надо бы мне тут один корешок выкопать, да силы у меня не хватает.

— Давайте вашу кирку, я для вас его вырою.

Слез королевич с коня и принялся за работу. Роет он, роет, а корешка все нет, как нет.

Старичок его уговаривает:

— Не падайте духом, прекрасный рыцарь! Кто ищет, найдет...

Но, что бы там старик ни говорил, корешок все из-под земли не показывается.

Королевич весь потом облился, руки у него разломило...

— Не падайте духом, прекрасный рыцарь! Кто ищет, найдет... Вот видите, благодарю вас, вот он...

И старик взял в руки корешок, весь облепленный землею.

— Дам я вам свисток, — сказал он, — если вам что-нибудь по надобится, вы только свистните! Но остерегайтесь потерять его — другого такого вы не найдете ни за какие сокровища мира.

Поблагодарил королевич старика, спрятал свисток в карман, сел на коня и поехал дальше, думая о своей нареченной.

— Найти бы мне того, кто мог бы помочь разыскать ее...

Вынул из кармана свисток и, не очень-то сам себе доверяя, воскликнул:

— Орел, вещий орел, лети ко мне!

Свистнул и видит: опускается к нему с высоты орел, широко раскинув могучие крылья.

— Вещий орел, облети весь свет, принеси мне весточку от моей королевны, я тебя здесь подожду.

Взвился орел к поднебесью и два дня не показывался.

На третий день прилетел и подает королевичу в клюве письмо. Взял королевич письмо, а орел опять ввысь поднялся и пропал.

Королевна писала: «Я сижу пленницей во дворце волшебницы. Дворец этот из соли и перца, и нет в нем ни одной живой души».

Припомнил королевич переданные ему слова старушки
             «Ты с ветром ко мне прилетишь,
             С дождем от меня уплывешь...»
и подумал:


— Ну ладно!

Вытащил из кармана свисток:

— Тучи, плывите ко мне!

Свистнул и видит: со всех сторон торопливо несутся к нему тяжелые дождевые тучи. Королевич снова зовет:

— Вещий орел, лети ко мне!

Свистнул — прилетел орел и опустился к его ногам.

— Летим, вещий орел. Отнеси меня во дворец волшебницы, дворец из соли и перца, а вы, тучи, за мною.

Уселся верхом на орла, тот крылья распростер и понес его к самому небу. Летит королевич, а за ним несутся огромные, будто горы, дождевые тучи, свет солнечный затмевая.

Увидела с террасы своего дворца старуха, какая на нее гроза идет, заметила вовремя опасность и выпустила на свободу юго-западный ветер — она его в плену в одной из комнат своего дворца держала.

Юго-западный ветер встретил орла с королевичем и тучи на полдороге к дворцу и не пустил их вперед. Больше часа длилась борьба, больше часа стояли они на месте, а юго-западный ветер, вместо того чтобы утомиться, только все больше крепчает.

— Ладно, погоди немного! — подумал королевич.

Вынул свисток из кармана:

— Северный ветер, лети ко мне!

Свистнул — поднялся страшный северный ветер, начал дуть орлу и тучам в тыл, и через несколько минут они примчались ко дворцу волшебницы.

— Ветер, уймись! А вы, тучи, пролейтесь дождем!

Снова засвистел королевич — полился проливной дождь, и начал дворец таять, побежали по расщелинам гор мутные потоки прямо в море.

Шесть дней и шесть ночей лил дождь, до тех пор, пока от дворца волшебницы и следа не осталось. Сама она пропала, прошептав на ухо королевне, прицепившейся к скале:

             Ты с ветром ко мне прилетела,
             С дождем от меня уплывешь...


Когда королевич хотел посадить Золотое Перышко с собою вместе на орла, то оказалось, что она, кушая соль да перец, так в весе прибавила, что орлу не под силу было нести их обоих на спине.

— Ну, спасибо тебе, вещий орел!

Сошел королевич на землю и отпустил орла на волю. Стоит королевна и словечка от радости вымолвить не может.

Снова вытащил из кармана королевич свой свисток:

— Коней, оседланных коней сюда!

Свистнул — точно из-под земли появились перед ним два великолепно оседланных коня, бьют копытами от нетерпения.

Хотел было королевич снова в карман свисток спрятать, как видит — стоит перед ним древний старичок с длинною, по колена, седою бородою.

— Прекрасный рыцарь, вам этот свисток больше служить не может, верните его мне — и да будет благословен ваш путь к дому!

Очень хотелось королевичу сохранить свисток, уж очень это было удобно.

— Попробуйте, — сказал старичок, — он вас больше не послушается.

И действительно, свисток перестал действовать! Тогда королевич отдал его старику:

— Ну, добрый старичок, благодарю вас!

Сели королевич с королевною на коней и поехали, а спустя месяц пути прибыли живы, здоровы к королевскому дворцу.

С большой пышностью отпраздновали их свадьбу. Жили они долго, счастливые и довольные. Только королевна в память о злой детской шалости своей дала обет никогда в жизни не есть больше ни соли, ни перца.

Так и кончилась сказка о Золотом Перышке.

Комментариев нет:

Отправить комментарий