суббота, 23 апреля 2011 г.

Фея Цветок Итальянская народная сказка

clip_image001

 

Жили-были на свете две сестры. С самого раннего возраста остались они сиротами. Старшая была хороша, как ясная звездочка, прямая, как стройная колонна, с чудесными густыми волосами, блестевшими, как настоящее золото. А младшая сестра была так себе, ни дурна, ни хороша, худовата, маловата и чуть-чуть на одну ножку хроменькая. Старшая сестра так и звала ее — Хромуля.

Была у сестер старая бабушка, воспитавшая их у себя в доме. Очень ей не нравилось это имечко, и часто она говорила старшей внучке:

— Что тебе бедняжка сделала? Разве ее вина, что она хромая? Зачем же напоминать ей всегда об ее недостатке!

— Так если правда, что она хромая! Ведь я этого не выдумала?

И еще злее смеялась при этом.

Хорошо было бы, если бы на том дело и кончилось: хроменькая не обращала внимания на сестрины насмешки, будто и не к ней они относились. Много хуже было, что сестра с нею очень плохо обращалась, приказывала ей, точно служанке:

— Хромуля — сделай это! Хромуля - сделай то! Хромуля — сюда! Хромуля — туда...

Не давала бедняжке ни отдыха, ни срока, а сама сидит сложа ручки, чтобы не испортить их грубой работой, и в зеркало смотрится или в окошко глядит. Частенько бабушка покрикивала на нее:

— Кого ты там из окошка высматриваешь?

— А королевича!

Говорила она это, конечно, шутя, но со временем привыкла и стала воображать, будто, проезжая по улице, королевич увидит ее, заметит ее красоту и сделает ее королевой.

Действительно, когда, бывало, утром, отправляясь на охоту, королевич проезжал мимо их дома, она высовывалась из окна так, что ветер трепал ее чудные золотые волосы и развевал их плащом по воздуху, но королевич не обращал на девушку никакого внимания, спокойно проезжал себе мимо, не бросив в ее сторону даже взгляда.

Красавица, однако, не унывала:

— Ничего, посмотрит, может быть, завтра! А стоит ему только взглянуть на меня, и я буду королевой...

Досаду же свою она вымещала на сестре. Дошло дело до того, что колотить бедняжку начала, если та не умела угодить ей. Особенно доставалось сестре в те дни, когда красавица ждала проезда королевича и старалась причесаться, одеться и украситься как можно лучше.

Однажды поднялась она с постели что-то сильно не в духе и сердито приказала сестре:

— Эй, Хромуля, купи мне молока; да смотри, чтобы свежее было!

Вышла хроменькая на улицу, бредет, ковыляя, в лавку молочника. Вдруг из-за угла улицы вылетела кавалькада — королевич со свитою. Хроменькая испугалась, заковыляла в сторону, оступилась и упала прямо под ноги лошади королевича. Закричала бедняжка со страха, а королевич едва-едва успел сдержать лошадь, чтобы не раздавить ее насмерть.

Живо соскочил он с седла, помог ей встать, с беспокойством расспрашивал, не ушиблась ли она, и, увидев, что девушка немного прихрамывает, подумал, что это от ушиба, предложил ей руку, проводил до лавки молочника и обратно до дому.

Увидела все это старшая сестра и поторопилась скорее спуститься по лестнице навстречу сестре, надеясь, что уж теперь-то королевич обратит на нее внимание! Она и речь приготовила, чтобы поблагодарить его за сестру, и кланяться приготовилась. Но когда спустилась вниз, оказалось, что королевич успел уже вскочить на коня и скрыться за поворотом улицы.

Можете себе представить, какое разочарование?

С этих пор словно злой бес вселился в красавицу: ничем ей нельзя было угодить, все было не по ней!

— Хромушка! Скверная Хромулька! Хромоногая!..

Только такие прозвания и сыпались из ее уст. Наконец младшая сестра даже расплакалась, а бабушка утешает ее:

— Ты надейся на Бога, деточка! Бог тебе поможет!

Бабушка была уже старенькая-престаренькая. Пришла ей пора умирать, говорит она старшей внучке:

— Прошу тебя, не обижай ты свою сестренку! Теперь, когда меня не станет, не будь с ней злою, как прежде... Она такая добрая, ласковая, она не заслуживает, чтобы ты с ней дурно обращалась! И не называй ее больше Хромулей...

— Так если правда, что она хромая. Ведь я этого не выдумала?

— Попомни мои слова: наступит день, когда тебе самой захочется быть на месте Хромули!

Умерла старушка.

Остались сестры одни на белом свете. Все, что осталось после бабушки, старшая сестра забрала себе. И старшая совсем госпожой держать себя стала: нарядится в шелковое платье, наденет бриллиантовые сережки. А хроменькая накинет старенькое, поношенное платьишко, точно у монашенки.

Надо сказать, что если бы покойная бабушка советовала красавице стать еще злее прежнего, старшая сестра Хромули не могла бы выполнить завет старушки с большим усердием. Весь день она без устали кричала:

— Эй! Хромуля! Хромушка! Скверная Хромулька!..

Бедная девушка полагалась во всем на волю Божию, как ей бабушка советовала, но, уходя на ночь в жалкую свою комнатушку, горько иногда всплакнет. Бывало, молится, усталая, да приговаривает:

— Бабуся моя милая, ты теперь там, на небе, подумай обо мне!

Однажды утром, спускаясь по лестнице, чтобы пойти купить молока, заметила девушка на ступеньках что-то, но сразу рассмотреть не смогла — нагнулась, подняла и видит — смятый красный цветок. Кто-то, должно быть, наступил на него и растоптал его нежные лепестки, но от него несся такой чудесный аромат!

Почистила Хромуля цветок, нежно расправила помятые лепестки и приколола себе на грудь, а вернувшись домой, поставила его в вазочку со свежей водой. Цветок-то и ожил, наполняя воздух благоуханием.

И, когда в этот день сестра покрикивала на Хромулю да ругала ее, та, сама не зная почему, забежит в свою комнатку, посмотрит на цветок, и на душе у нее становится легче.

Настала полночь. Лежит бедная хроменькая и горько плачет:

— Ах, бабуся моя милая! Подумай обо мне!

Вдруг откуда-то послышался тоненький голосок, нежный-нежный...

— Я о тебе подумаю! Я о тебе подумаю!

Испугалась девушка, зажгла огонь. Никого в комнате нет, и голоса больше не слышно.

— Должно быть, показалось, — подумала девушка, погасила огонь и заснула.

Так было несколько ночей подряд. Девушка перестала бояться нежного голоска, раздававшегося всегда как бы издалека... Однажды она даже так расхрабрилась, что решилась спросить:

— Во имя Господа Бога — кто ты? Ты моя бабушка?

Но ответа не получила.

Прошел целый месяц, а цветок оставался все таким же свежим. Казалось, что он только что сорван. Правда, девушка по два раза в день меняла ему свежую воду.

Удивлялась Хромуля, не зная, что и думать, наконец стала догадываться, что цветок-то, пожалуй, волшебный. Уж не он ли и по ночам с ней разговаривает? Взяла да на следующую ночь и спросила, обращаясь прямо к цветку:

— Во имя Господа Бога — кто ты?

Но ответа опять не получила.

Проснулась на следующее утро, хочет ощупью платье свое найти и чувствует, что под рукою у нее совсем не та материя, к которой она привыкла. Подбежала к окошку, открыла ставень — и что же видит? На стуле в ногах ее постели лежит новое платье, да такое богатое, такое красивое, что она только глаза открыла от удивления и восторга, не смея до него дотронуться.

Надела она на плечи старенькое какое-то платьишко с обтрепанными рукавами, которое уже было и носить перестала, а это новое спрятала в шкаф, побоявшись сестры.

На следующее утро просыпается, снова хочет одеться и опять чувствует на ощупь, что на стуле лежит не ее вчерашнее платьишко. Подбежала к окошку, распахнула ставень, а перед нею лежит платье вдвое лучше прежнего, совсем королевский наряд!

Порылась во всех ящиках, нашла завалящее какое-то старое тряпье, надела его, а новое, богатое платье в шкаф повесила, побоявшись старшей сестры.

Увидела сестра, какое на ней грязное да рваное платьишко надето, и давай кричать да браниться:

— Ах, ты, грязная Хромулька! Где же твое обычное платье?

— Я его в стирку отдала...

Поверила сестра и уселась, по обыкновению, под окошком. С некоторого времени она стала замечать — проезжая мимо их дома, королевич всегда поднимает глаза, смотрит на окна и как будто ищет кого-то. Посмотрит, посмотрит и отвернется, недовольный.

— Может быть, он только притворяется, будто не смотрит на меня? — думала старшая сестра, — может, он боится отца своего, короля?

И становилась еще заносчивее.

Как-то раз королевич снова проезжал мимо дома, в котором жили сестры, поднял глаза кверху, посмотрел на окна и отвернулся, недовольный. В этот день старшая сестра так скверно обращалась с хроменькой, что бедняжка не выдержала и закричала со слезами:

— Бабуся моя милая, должно быть, ты меня забыла!

Разозлилась на нее сестра, накинулась с кулаками:

— Я тебе покажу бабушку! Я тебе задам!

И так бедную девушку отколотила, что у нее по всему телу синяки выступили.

Плачет ночью хроменькая, причитает:

— Бабуся моя милая, вспомни обо мне...

— Я о тебе подумаю! Я о тебе помню! — твердит голосок.

Проснулась на другое утро хроменькая, хочет одеться и чувствует, что у нее на стуле лежит не то платье, которое она с вечера положила. Подбежала к окну, открыла ставень, а перед нею лежит такое великолепное, вышитое золотом, жемчугом и драгоценными камнями платье, какое не у всякой королевы найдется.

На этот раз нечего было даже рыться по сундукам — девушка прекрасно знала, что третьего старого платья у нее не было.

— Как быть, чтобы сестра не рассердилась?

Надеть одно из новых платьев девушка не решалась, а сестра за стеною кричит, сердится...

— Хромушка... Эй ты, противная Хромуля, чертова Хромоножка, разве ты не слышишь, что я тебя зову?

Кричала-кричала да и ворвалась, взбешенная, к сестре в комнату. Увидела на стуле около кровати великолепное платье, так и остолбенела.

— Это что такое? Чье это платье? — спрашивает.

— Не знаю.

— Кто тебе его дал?

— Не знаю.

— А ты почему в нижней юбке стоишь?

— Да мне надеть нечего: у меня все мои платья унесли!

— Ах ты, Хромулька несчастная, не удастся тебе меня провести!

И так принялась за бедняжку, что та, испугавшись, все ей рассказала — и про цветок, и про голос, который она по ночам слышит, и о других двух платьях, которые она у себя в комнате на стуле нашла. Открыла шкаф и показала их сестре.

Та верить ничему не хотела, говорит ей:

— Ну, нет, не удастся тебе меня провести, Хромулька!

Взяла у сестры вазочку с цветком, платья и унесла к себе в комнату. Хроменькой пришлось надеть старое сестрино платье, которое было так ей велико, что она в нем совсем пропадала и казалась еще неуклюжее.

— Теперь я попробую! — сказала себе старшая сестра.

Наступила ночь, погасила она огонь и принялась бормотать:

— Бабуся моя милая, подумай обо мне!

— Я о тебе подумаю! Я о тебе подумаю, — раздался голос.

— Значит, Хромуля-то не солгала? — удивилась старшая сестра.

На следующее утро проснулась красавица, ощупывает платье, чувствует, что материя у нее под руками не та. Подбежала к окошку, отворила ставни, смотрит... на стуле, в ногах ее кровати, лежит старое рваное платьишко, замасленное и затасканное, словно кухонная тряпка. А в шкафу, куда она повесила роскошные платья, одного не хватает, и как раз самого великолепного!

— Ах ты, чертова хромоножка! — кричит. — Это ты у меня платье украла?

И ну сестру колотить.

Все-таки захотелось ей еще раз попробовать, что будет, и, как только настала ночь, она улеглась в постель и снова бормочет:

— Бабуся моя милая, подумай обо мне!

— Я о тебе подумаю! Я о тебе подумаю! — отвечает голос.

Едва-едва дождалась старшая сестра, чтобы наступило утро, смотрит, а дело еще хуже вчерашнего: лежит перед нею на стуле платье из перегнившей бересты. А из шкафа еще одно платье пропало!

Пуще прежнего рассердилась она на сестру, еще сильнее ее отколотила. Но настала ночь, она еще раз испытать судьбу свою решилась. Смотрит на следующее утро — не только все три платья у нее пропали, но и красный цветок вместе с вазочкой из комнаты исчез, в комнате же пахло страшной гнилью.

В третий раз отколотила злая сестра хроменькую.

На другой день распространился повсюду слух, что у королевы пропали из гардероба самые парадные ее платья, которым и цены не было. Весь двор переполошился, король с королевою гневаются, министры перепугались, голову потеряли...

Король приказал передать совету:

— Если через три дня вы мне вора не найдете, всех вас повешу!

Прошло двое суток, бедные министры стали шеи свои ощупывать, а о воре ни слуху ни духу. Король твердит свое:

— Завтра на рассвете всех вас повешу!

Тогда министры решили поставить у каждой двери по часовому и все дома обыскать. Полиция все везде перерыла, но нигде ничего не нашла. Пришли с обыском и к сестрам в дом, искали-искали, тоже ничего не нашли. Только старшая сестра все шепчет потихоньку от полиции хроменькой:

— Ах ты, Хромулька-воровка! Хромая воровка, меня предать задумала?

Бедная девушка, перепуганная видом стольких страшных рож, ничего сестре не отвечает, а только молится про себя да шепчет:

— Бабуся моя милая, подумай о нас! Помоги нам!

Она же еще за свою сестру-злодейку молилась!

Стал один из полицейских щупать тюфяк в постели старшей сестры и говорит:

— А ну-ка, распорите...

Распороли, а внутри оказались все три парадных платья королевы, их-то и нашла хроменькая у себя в комнате на стуле.

— Это она воровка! Это она воровка! — завопила старшая сестра.

Но полицейские схватили их обеих и отвели в тюрьму. Хроменькая даже не плакала, только смотрела вокруг изумленными глазами. Другая же сестра казалась совсем безумной, кричит:

— Это она воровка! Это она воровка, не я...

Заперли сестер в тюрьме в двух разных камерах.

Хроменькая, оставшись одна в темноте, сложила руки, молится и шепчет:

— Бабуся моя милая, подумай обо мне!

— Я о тебе подумаю! Я о тебе подумаю!

Услышав голосок, девушка обернулась в ту сторону, откуда доносился звук, и видит: во мраке горит перед нею красный цветок, точно уголь раскаленный светится. Потом стал цветок расти, становиться все больше и больше, осветил всю комнату — и явилась в этом сиянии прекрасная женщина.

— Я, — говорит, — фея Цветок, меня потому так называют, что один месяц я живу цветком, а другой провожу между людьми как человек. Ты меня подобрала, очистила от грязи, два раза в день воду для меня меняла, избавила меня от мучений. Теперь я пришла, чтобы помочь тебе.

Сказала и исчезла.

На следующее утро садится королевич на лошадь и видит — лежит на земле красный цветок. Один из оруженосцев едва-едва не наступил на него.

— Осторожнее! Осторожнее! — вскрикнул королевич.

Попросил подать ему цветок и, очарованный чудесным запахом, стал его нюхать.

И вспомнилась ему хроменькая, о которой он не один раз уже думал, после того как увидел девушку под ногами своего коня, точно брошенный цветок. Она показалась ему такой доброй, милой и хорошей, хотя и не была особенно красивой. С тех пор он не встречал ее, но почему-то часто думал о ней. Вдел королевич цветок себе в петлицу, а когда вернулся с прогулки, поставил его в вазу со свежей водой и назвал его «цветком хроменькой».

Стал он ночью засыпать и вдруг слышит:

— Пст... пст... пст...

Зажег огонь, смотрит с изумлением: вокруг никого нету. Спустя немного времени опять слышит:

— Пст... пст... пст...

— Кто это? Что тебе надобно? — спрашивает королевич.

— Я фея Цветок! Слушай внимательнее, но не зажигай огня...

И фея Цветок рассказала королевичу грустную историю хроменькой. Королевич так растрогался, что даже заплакал под конец. С трудом дождался он, чтобы совсем рассвело, побежал к своему отцу, королю, передал ему рассказ феи, бросился к его ногам и просит:

— Ваше величество, позвольте мне жениться на хроменькой! Лучше ее королевы мне не найти.

Король ничего ему не ответил, но, когда настало время, отдал приказ:

— Привести ко мне воровок!

Полицейские отправились сначала в тюрьму к старшей сестре. Растрепанная, безобразная, она сама на себя не была похожа, точно ведьма. Связали ей руки за спину, привели к королю.

Пришли в тюрьму к хроменькой и остановились полицейские, пораженные невиданным зрелищем. Темная камера превратилась за ночь в цветущий сад, а хроменькая так похорошела, что нельзя было узнать ее — ходит по саду, одетая в роскошное платье, собирает цветы, вяжет букеты и приговаривает:

— Это — для короля. Это — для королевы, а это — для милого королевича.

Услышав о таком чуде, тотчас же король с королевою к сопровождении всего двора отправились в тюрьму к хроменькой, вывели девушку на свободу, оказывая ей все почести, какие подобают королеве.

Едва завидела ее старшая сестра, рассвирепела и ну кричать:

— Ах, Хромуля-воровка! Теперь ты у меня и королевича украла! Умереть бы тебе за это злою смертью!

Рассердился король и приказал казнить ее. Как ни просила его хроменькая помиловать сестру, поначалу король ни за что не соглашался. Но хроменькая все-таки уговорила короля лишь сослать злую сестру на самый дальний остров и запретить его покидать.

— Но, если она покинет остров, я тотчас велю ее казнить! — сказал король.

Став королевой, хроменькая перестала хромать по милости феи, но в память о прошлом захотела навсегда сохранить свое прозвание. И даже иногда, показываясь в обществе, делала вид, что немного прихрамывает.

Умная была девушка!



Если тебе понравилась сказка - перешли этот выпуск своим друзьям и знакомым.

clip_image001[1]

Комментариев нет:

Отправить комментарий